Электронная библиотека

Электронный каталог

Внешние ресурсы

как искать?
расширенный поиск

8 (800) 100-5790
8 (499) 557-0470
8 (495) 695-5790
Справочная
Сайт создан при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям РФ
На главную /  О библиотеке /  Жемчужины Ленинки  /  Недолгий век журнала «Ате­лье»

Недолгий век журнала «Ате­лье»

 

В особ­ня­ке на Пет­ров­ке

В один пре­крас­ный день 1923 го­да пе­ред до­мом № 12 на Пет­ров­ке про­изо­шло фор­мен­ное стол­по­тво­ре­ние. Про­хо­жие с изум­ле­ни­ем на­блю­да­ли в вит­ри­нах зда­ния ба­ры­шень, за­стыв­ших в кар­тин­ных по­зах. Од­на бы­ла оде­та в ве­чер­ний на­ряд, дру­гая — в хол­що­вое пла­тье с яр­кой от­дел­кой, тре­тья в про­гу­лоч­ный ко­стюм, чет­вер­тая кра­со­ва­лась в пе­ле­ри­не. На­род за­стыл пе­ред «жи­вы­ми кар­ти­на­ми», а зе­вак со сто­ро­ны Сто­леш­ни­ко­ва пе­ре­ул­ка и Куз­нец­ко­го мо­ста все при­бы­ва­ло. Вско­ре дви­же­ние в этом рай­о­не при­шлось пе­ре­крыть. Ма­те­ри­а­ли­зо­вал­ся на­чаль­ник мос­ков­ской ми­ли­ции. Че­рез 20 ми­нут за­на­ве­си ти­хо за­кры­лись. Тол­па тер­пе­ли­во ожи­да­ла про­дол­же­ния шоу, но не до­жда­лась. Еще в те­че­ние не­де­ли к особ­ня­ку сте­ка­лись лю­ди, по­том пе­ре­ста­ли.

Та­ким по­лу­чил­ся «улич­ный» по­каз «Ате­лье мод», со­здан­но­го при «Моск­во­швее». У не­го лю­бо­пыт­ная ис­то­рия. На­чи­ная с то­го, что его воз­глав­ля­ла 16-лет­няя (!) Оль­га Се­ни­че­ва. По­ра­бо­тав на вы­став­ке ку­стар­ных из­де­лий, эта ак­тив­ная де­вуш­ка об­ра­ти­лась к ру­ко­во­ди­те­лю мос­ков­ской швей­ной про­мыш­лен­но­сти и пред­ло­жи­ла свои услу­ги в со­зда­нии ма­стер­ской, где мож­но бы­ло бы раз­ра­ба­ты­вать прин­ци­пы со­вре­мен­ной одеж­ды. На судь­бо­нос­ную бе­се­ду она при­шла в хол­що­вом паль­то, вы­ши­той ша­поч­ке и ма­тер­ча­тых туф­лях на ве­ре­воч­ной по­дош­ве. Са­мое по­ра­зи­тель­ное, что чи­нов­ник дал доб­ро, но с од­ним усло­ви­ем — взять в по­мощ­ни­ки со­лид­но­го муж­чи­ну. Та­кой на­шел­ся. Те­ат­раль­ный де­я­тель Бо­рис Ка­щен­ко, сын из­вест­но­го пси­хи­ат­ра. Слу­жеб­ные кон­так­ты пе­ре­рос­ли в ро­ман. «Он был и остал­ся ря­дом со мной до на­шей се­реб­ря­ной свадь­бы и по­след­не­го дня сво­ей жиз­ни», — со свет­лой гру­стью на­пи­шет в ста­ро­сти Се­ни­че­ва-Ка­щен­ко.

Пер­вый в СССР центр мо­де­ли­ро­ва­ния бы­то­во­го ко­стю­ма раз­ме­стил­ся в ста­рин­ном особ­ня­ке. Там при­шлось не­ма­ло по­ра­бо­тать, но ре­зуль­тат то­го сто­ил. Осо­бен­но впе­чат­лял ин­те­рьер де­мон­стра­ци­он­но­го за­ла: оби­лие сво­бод­но­го про­стран­ства, ко­лон­ны, низ­кие сто­ли­ки, паль­мы в кад­ках. Для обив­ки ме­бе­ли и штор ис­поль­зо­вал­ся слег­ка под­пор­чен­ный пре­бы­ва­ни­ем на сы­рых скла­дах кон­фис­кат. А те до­ро­гие тка­ни (бар­хат, пар­ча, шелк), что со­хра­ни­лись луч­ше, шли на пла­тья со­сто­я­тель­ным за­каз­чи­цам. Го­су­дар­ство вы­де­ли­ло ма­стер­ской кре­дит, ко­то­рый в те­че­ние по­лу­то­ра лет сле­до­ва­ло вер­нуть с про­цен­та­ми. К ра­бо­те при­влек­ли вид­ных ху­дож­ни­ков, вклю­чая Алек­сан­дру Экс­тер и Ве­ру Му­хи­ну. Об­ши­ва­ли мо­де­ли 150 порт­них «Моск­во­швеи». Во вре­мя по­ка­зов иг­рал ор­кестр, в ка­че­стве ма­не­кен­щиц ре­гу­ляр­но вы­сту­па­ли ар­тист­ки мос­ков­ских те­ат­ров. При­сут­ство­ва­ла из­бран­ная пуб­ли­ка (на­при­мер, нар­ком про­све­ще­ния Ана­то­лий Лу­на­чар­ский и при­ма­дон­на Ан­то­ни­на Не­жда­но­ва), од­на­ко в за­ле на­хо­ди­лись ме­ста и для пе­ре­до­ви­ков тру­да — луч­ших швей.

К со­жа­ле­нию, взлет про­дол­жал­ся не­дол­го. Уже в 1925 го­ду на­зна­чи­ли но­во­го ди­рек­то­ра, со­кра­ти­ли штат. Столь мно­го обе­щав­шее «Ате­лье мод» пре­вра­ти­лось в но­мен­кла­тур­ную ма­стер­скую индпо­ши­ва для жен пар­тий­ных бонз. Че­рез ка­кое-то вре­мя и она пре­кра­ти­ла свое су­ще­ство­ва­ние. Очень уж ку­са­лись це­ны.

Рус­ская Ша­нель

Воз­ни­ка­ет есте­ствен­ный во­прос: как со­всем юная де­вуш­ка смог­ла со­здать по­доб­но­го ро­да пред­при­я­тие? Ко­неч­но, в ор­га­ни­за­тор­ских спо­соб­но­стях и от­ва­ге ди­рек­то­ру Оль­ге Се­ни­че­вой не от­ка­жешь. Она ста­ра­тель­но изу­ча­ла фи­нан­со­вую сто­ро­ну де­ла, ведь на нее лег­ла гро­мад­ная ма­те­ри­аль­ная от­вет­ствен­ность. Од­на­ко ду­шой про­ек­та в том, что ка­са­лось ху­до­же­ствен­ных идей, бы­ла ле­ген­дар­ная На­деж­да Ла­ма­но­ва. Про­сто ее, са­мую вос­тре­бо­ван­ную порт­ни­ху до­ре­во­лю­ци­он­ной Моск­вы, на­ме­рен­но остав­ля­ли в те­ни. Ла­ма­но­ва — это мо­де­льер меж­ду­на­род­но­го клас­са, «рус­ский ге­ний эле­гант­но­сти», как на­зы­вал ее бо­монд. Мож­но на­звать и рус­ской Ша­нель. Толь­ко судь­ба до­ста­лась дру­гая. Ка­кое-то вре­мя ей да­же при­шлось си­деть в пе­чаль­но зна­ме­ни­той Бу­тыр­ке. Симп­то­ма­тич­но, что в сво­их ин­тер­вью уже по­жи­лая Се­ни­че­ва о ней не упо­ми­на­ла да­же вскользь.

На­ря­ды от Ла­ма­но­вой но­си­ли Оль­га Книп­пер-Че­хо­ва, Ве­ра Хо­лод­ная, Ли­ля Брик. С ки­но дру­жи­ла, ра­бо­та­ла ху­дож­ни­ком по ко­стю­мам в филь­мах «Аэли­та» и «Алек­сандр Нев­ский». В 1925 го­ду ее ко­стюм с на­род­ны­ми мо­ти­ва­ми по­лу­чил Гран-при на все­мир­ной вы­став­ке в Па­ри­же. Есте­ствен­но, во Фран­цию ла­у­ре­ат­ку не пу­сти­ли. К сло­ву, ее на­сто­я­щей стра­стью бы­ли фран­цуз­ские ду­хи. «Ско­ро умру», — как-то со­об­щи­ла она при­я­тель­ни­це. «С че­го ты взя­ла?» — встре­во­жи­лась та. «У ме­ня оста­лось все­го па­ру ка­пель "Ко­ти"», — жа­лоб­но про­тя­ну­ла гранд-да­ма.

Умер­ла На­деж­да Пет­ров­на в ок­тяб­ре 1941 го­да. Со­бра­лась эва­ку­и­ро­вать­ся с Ху­до­же­ствен­ным те­ат­ром, но не­мно­го за­дер­жа­лась. При­бе­жа­ла на ме­сто сбо­ра — ни­ко­го. С тру­дом до­бра­лась до скве­ри­ка Боль­шо­го те­ат­ра, рух­ну­ла на ска­мей­ку. И уже не вста­ла...

«Чу­лок чер­ных со­всем не но­сят»

В по­ру не­дол­го­го рас­цве­та «Ате­лье Мод» со­чло не­об­хо­ди­мым учре­дить жур­нал «Ате­лье» для гу­ма­ни­тар­ной ин­тел­ли­ген­ции и преж­де все­го — ар­ти­сти­че­ской пуб­ли­ки. Ко­ро­че, для тех, кто по­ни­ма­ет. Де­я­те­ли куль­ту­ры, сфор­ми­ро­ван­ные Се­реб­ря­ным ве­ком, вы­ра­зи­ли го­тов­ность участ­во­вать в эс­тет­ском из­да­нии. Один спи­сок по­тен­ци­аль­ных ав­то­ров и ил­лю­стра­то­ров че­го сто­ит! Ах­ма­то­ва, Ан­нен­ков, За­мя­тин, Куз­мин, Ку­сто­ди­ев, Со­мов, Бакст, Пет­ров-Вод­кин и мно­гие дру­гие. Глав­ным ре­дак­то­ром на­зна­чи­ли опять же Оль­гу Се­ни­че­ву.

Вы­шед­ший в 1923 го­ду пер­вый но­мер жур­на­ла, за­ду­ман­но­го как аль­тер­на­ти­ва дам­ским «пу­те­во­ди­те­лям по па­риж­ским мо­дам», от­крыл­ся пуб­ли­ка­ци­ей как раз о па­ри­жан­ках. Дра­ма­тург Ни­ко­лай Евре­и­нов на­пи­сал при­мер­но то, что о них пи­шут по сей день. Со­всем не ши­кар­ные. Не го­ня­ют­ся за «по­след­ни­ми из­мыш­ле­ни­я­ми» кутю­рье. Раз­гу­ли­ва­ют по сво­е­му Па­ри­жу в не­взрач­ных ве­щи­цах. Од­на­ко ни­кто и ни­ко­гда не срав­нит­ся с ни­ми по уме­нию в са­мый скром­ный на­ряд при­вно­сить cachet («изыс­кан­ный вкус»).

По­пут­но пе­ре­чис­ля­лись «обя­за­тель­ные ли­нии» те­ку­щей мо­ды: сво­бод­ные дра­пи­ро­ван­ные блу­зы, ту­го стя­ну­тые бед­ра, пря­мые, по­чти до по­лу, юб­ки. «В ве­чер­них туа­ле­тах из­люб­лен­ный цвет — ро­зо­вый. Чу­лок чер­ных со­всем не но­сят. Вы­со­кой обу­ви то­же не но­сят. Мод­ные туфли — ти­па сан­да­лий с ост­ро­ко­неч­ны­ми нос­ка­ми. Преж­ний кор­сет устра­нен со­всем».

На двух сту­льях

Чи­та­те­ля при­гла­ша­ли по­зна­ко­мить­ся с кон­цеп­ци­ей но­во­рож­ден­но­го из­да­ния, ко­то­рое, су­дя по все­му, на­ме­ре­ва­лось про­жить дол­го. Итак, его мис­сия — «не­уто­ми­мое стрем­ле­ние к вы­яв­ле­нию все­го, что твор­че­ски пре­крас­но, что за­слу­жи­ва­ет вни­ма­ния в об­ла­сти ма­те­ри­аль­ной куль­ту­ры». Пла­ни­ро­ва­лось под­толк­нуть об­ще­ство к «кра­си­во­му внеш­не­му бы­ту».

К пер­во­сте­пен­ным за­да­чам от­но­си­лось со­зда­ние функ­ци­о­наль­ных ко­стю­мов. Алек­сандра Экс­тер де­ли­лась со­об­ра­же­ни­я­ми: «Во­прос сто­ит на оче­ре­ди дня. Так как в по­дав­ля­ю­щем боль­шин­стве у нас пре­об­ла­да­ет тру­до­вой эле­мент, одеж­да долж­на быть при­спо­соб­ле­на для тру­да. По­это­му не мо­жет быть слиш­ком уз­кой и свя­зы­ва­ю­щей дви­же­ния». Так­же от­вер­га­лись плот­но об­ле­га­ю­щее ниж­нее бе­лье и не­со­раз­мер­но боль­шие го­лов­ные убо­ры.

Ли­те­ра­тор В. фон Мекк со­кру­шал­ся по по­во­ду сла­бо­го вли­я­ния ре­во­лю­ци­он­ных со­бы­тий на мо­ду: «Го­род­ской про­ле­та­ри­ат и при­го­род­ное кре­стьян­ство при­оде­лось, раб­ски ко­пи­руя па­риж­ские мо­ды 1917—1918 го­дов. Утри­ро­ван­но ко­рот­кие юб­ки до ко­лен и вы­ше, бе­лые бо­тин­ки на вы­со­ких каб­лу­ках, вы­ши­тые кол­пач­ки вме­сто шляп у жен­щин и га­ли­фэ и френ­чи у муж­чин — вот и все за­во­е­ва­ния».

В по­доб­ном окру­же­нии до­воль­но стран­но вы­гля­дит экс­курс в мир па­риж­ской мо­ды, от­кры­ва­ю­щий но­мер. По­хо­же, из­да­те­ли хо­те­ли уси­деть на двух сту­льях и по­тра­фить как чи­та­те­лям, так и власть пре­дер­жа­щим. В на­ча­ле два­дца­тых это еще бы­ло воз­мож­но.

О поль­зе тру­да

Зна­ток на­род­но­го твор­че­ства Ев­ге­ния При­быль­ская от­да­ла долж­ное вы­шив­ке, ко­то­рая «мо­жет от­влечь вни­ма­ние и да­же уни­что­жить впе­чат­ле­ние пло­хой окрас­ки и тка­нья». Все-та­ки про­бле­ма де­фи­ци­та чи­та­лась на­пря­мую или меж­ду строк по­сто­ян­но.

В рас­ска­зе Ма­ри­эт­ты Ша­ги­нян «Прял­ка», на­пе­ча­тан­ном в «Ате­лье», она бы­ла твор­че­ски пе­ре­осмыс­ле­на... Ма­лень­кий ку­рорт Ана­па — сла­вя­ще­е­ся до­ступ­ны­ми це­на­ми при­ста­ни­ще эми­гран­тов в граж­дан­скую вой­ну. Пе­тер­бург­ские да­мы по­на­ча­лу ак­тив­но ото­ва­ри­ва­лись, а по­том на­сту­пи­ло без­де­не­жье. Ски­та­ли­цы «дав­но уже из­но­си­ли юб­ки и коф­ты, дав­но уже про­ды­ря­ви­ли чул­ки, дав­но уже не име­ли, чем их за­што­пать». Меж­ду тем при­бли­жал­ся хо­лод. Мож­но бы­ло за­ка­зать теп­лые чул­ки и пер­чат­ки у же­ны мест­но­го ап­те­ка­ря. Но та вя­за­ла мед­лен­но и бра­ла бе­ше­ные день­ги. Во-пер­вых, ска­зы­ва­лось от­сут­ствие кон­ку­рен­ции. Во-вто­рых — до­ро­го­виз­на шер­сти у «ту­зе­мок». Це­лы­ми дня­ми «гре­чан­ки, ку­бан­ские ка­зач­ки, ар­мян­ки си­де­ли пе­ред сво­и­ми жи­ли­ща­ми и лов­ко кру­ти­ли ве­ре­те­но». Они то­же не хо­те­ли про­де­ше­вить.

И то­гда, от­ме­ча­ет пи­са­тель­ни­ца, в хо­ро­шень­ких жен­ских го­лов­ках за­ро­ди­лись пер­вые про­из­вод­ствен­ные идеи. «Тут при­шла по­ра луч­ше­му со­ци­аль­но­му вос­пи­та­те­лю — чув­ству ущер­ба». К то­му же во­вре­мя рас­ста­ра­лось Анап­ское го­род­ское управ­ле­ние, ор­га­ни­зо­вав «пря­диль­но-вя­заль­но-ткац­кие кур­сы». Да­мы при­ня­ли ре­ше­ние — учить­ся!

Да­лее сле­ду­ет вдох­но­вен­ное изоб­ра­же­ние слу­чив­ших­ся с ни­ми пе­ре­мен. В шко­лу жен­щи­ны вхо­ди­ли не­уве­рен­ной по­ход­кой го­ро­жа­нок. А там на­учи­лись нор­маль­но хо­дить и по­дол­гу сто­ять, ведь их «свер­ну­тые в баш­мач­ках» пят­ки рас­пря­ми­лись. Ста­ли «хо­зя­е­ва­ми рав­но­ве­сия» ру­ки — «сла­бень­кие и мы­ша­стень­кие, отя­же­лен­ные коль­ца­ми, жав­ши­е­ся бы­ва­ло по муф­там». При­об­ре­ли дру­гое вы­ра­же­ние ли­ца-мас­ки, устав­шие от ру­мян и пуд­ры. «Ли­цо скре­пи­лось и свя­за­лось той де­ли­кат­но­стью вни­ма­ния, что вя­жет од­ну еди­ни­цу за дру­гой.... Так свет­ская да­ма ста­ла пар­кою».

По­след­няя фра­за до­стой­на ап­ло­дис­мен­тов. Ша­ги­нян вир­ту­оз­но пе­ре­во­дит бы­то­вую за­ри­сов­ку (вку­пе с на­зи­да­тель­ной агит­кой) в ме­та­фи­зи­че­скую плос­кость: «Пря­ха бы­ла пер­во­на­чаль­ным сим­во­лом вре­ме­ни и су­деб. Ве­ре­те­но да­ва­ло ей тот про­стой и яс­ный ритм, что вос­пи­ты­ва­ет ду­шу... Каж­дая из них ста­ла чем-то древним, за­бы­тым, веч­ным — На­взи­ки­ей, Грет­хен, Ма­шей, — ма­те­рью ми­ра».

До­ку­мент эпо­хи

«Ате­лье» по сво­ей на­прав­лен­но­сти бы­ло из­да­ни­ем куль­ту­ро­ло­ги­че­ским. В нем ана­ли­зи­ро­ва­лись вза­и­мо­от­но­ше­ния мо­ды и ре­во­лю­ции, тан­ца, те­ат­ра, спор­та. Из­вест­ный по­эт Ми­ха­ил Куз­мин на­пи­сал да­же две ста­тьи близ­кой те­ма­ти­ки — «Вли­я­ние ко­стю­ма на те­ат­раль­ные по­ста­нов­ки» и «Те­ат­раль­ные ко­стю­мы Алек­сандра Бе­нуа для «Ме­ща­ни­на во дво­рян­стве».

Впро­чем, слиш­ком за­ум­ным жур­нал не ка­зал­ся. В нем встре­ча­лись впол­не чи­та­бель­ные для ши­ро­кой ауди­то­рии ма­те­ри­а­лы и мно­же­ство ил­лю­стра­ций. Стиль­ную об­лож­ку укра­шал эс­киз пла­тья с вы­шив­кой «га­ли­ций­ско­го ха­рак­те­ра» (ав­тор — А. Экс­тер). Об­щий вос­торг вы­зва­ло и пла­тье-бу­тон Ве­ры Му­хи­ной, не­ожи­дан­но вы­сту­пив­шей в ам­плуа ди­зай­не­ра. Ее мо­дель — по­хо­жая на рас­пус­ка­ю­щий­ся цве­ток юб­ка, стя­ну­тая та­лия, ши­ро­ко­по­лая крас­ная шля­па и трость — пред­вос­хи­ти­ла «нью лук» Кри­сти­а­на Ди­о­ра. Де­мон­стри­ро­ва­лись фо­то ма­не­кен­щиц в сног­сши­ба­тель­ных на­ря­дах — от­де­лан­ных поль­ским боб­ром ман­то, трех­цвет­ных пла­тьях из ши­фо­на, го­лов­ных убо­рах из тю­ля и стра­у­со­вых пе­рьев и т. п.

Ак­тив­но ра­бо­та­ла ре­кла­ма. На стра­ни­цах жур­на­ла-тез­ки «Ате­лье Мод» пред­ла­га­ло свои эле­гант­ные из­де­лия — «го­то­вые и на за­каз, а так­же ко­стю­мы для по­ста­но­вок ки­но и те­ат­ров». Ар­ти­стам обе­ща­лись льго­ты.

Вы­шед­ший ти­ра­жом 2000 эк­зем­пля­ров жур­нал «Ате­лье» имел успех. Оль­га Се­ни­че­ва от­ме­ча­ла пост­фак­тум: «Чи­та­те­ли со­ску­чи­лись по кра­си­во оформ­лен­ным из­да­ни­ям. Ме­ло­ван­ная бу­ма­га, хо­ро­шая пе­чать, цвет­ные ил­лю­стра­ции и, по­жа­луй, са­мое глав­ное: не­обыч­ная для то­го вре­ме­ни те­ма — мо­да».

Ти­раж быст­ро разо­шел­ся, но пер­вый но­мер ока­зал­ся и по­след­ним. Кон­ку­рен­ты об­ру­ши­лись с кри­ти­кой. В «Швей­ни­ке», на­при­мер, по­яви­лась раз­нос­ная ста­тья «Как не на­до ху­дож­ни­чать». Но не это ста­ло по­во­дом для мол­ние­нос­но­го за­ка­та жур­на­ла. На­сто­я­щая при­чи­на ба­наль­на: от­сут­ствие де­нег. Вы­пус­кать по­доб­ное из­да­ние бы­ло рос­ко­шью. И все-та­ки хо­ро­шо, что оно по­яви­лось. Это ху­до­же­ствен­ный до­ку­мент эпо­хи. И сви­де­тель­ство то­го, как от­ча­ян­но тя­ну­лась стра­на, ис­тер­зан­ная ис­то­ри­че­ски­ми ка­та­клиз­ма­ми и нуж­дой, к гар­мо­нии и кра­со­те.

 
Официальный сайт Российской государственной библиотеки
дизайн от студии Шире Шаг © 1999—2014 Российская государственная библиотека
Контактная информация
Электронная почта
Свидетельство о регистрации средства массовой информации:
Эл № ФС 77-20215 от 13 декабря 2004 года.

При использовании материалов прямая ссылка
на сайт www.rsl.ru обязательна.