Спросите библиотекаря
Всем читателям! Доступ к ведущим мировым онлайн-ресурсам Перейти к списку

Армянское Четвероевангелие 1489 года: ис­то­рия воз­вра­ще­ния

08 июля 2020 года

Предлагаем вам рассказ об истории одного из наиболее ценных документов фонда армянских рукописей — Четвероевангелия 1489 года (Васпуракан). Статья входит в цикл «Жемчужины Ленинки», посвящённый её книжным сокровищам.

Фото: Мария Колосова, РГБ

Армянское Четвероевангелие возвратилось в РГБ в 2014 году после многолетней реставрации. В течение долгих лет специалисты Государственного научно-исследовательского института реставрации (ГосНИИР) вместе с хранителями РГБ и сотрудниками армянского Института древних рукописей Матенадаран имени св. Месропа Маштоца проводили исследования и кропотливую работу, в результате которой красивейший памятник армянской письменности был полностью восстановлен. В процессе реставрации также были выявлены образцы древнееврейского письма. О разных этапах работы над рукописью рассказали заведующая отделом реставрации рукописей ГосНИИР Инна Павловна Мокрецова, реставратор ГосНИИР Анна Цхай и научный сотрудник НИО рукописей РГБ Алина Лисицына.

В состав небольшого собрания армянских рукописей отдела рукописей РГБ1 входит Четвероевангелие, многочисленные иллюстрации которого должны представлять известный интерес для историков средневековой книжной миниатюры, но в силу особых обстоятельств в течение длительного времени это было невозможно. По-видимому, во второй половине 1940-х годов владелец принёс Четвероевангелие для оценки в отдел рукописей РГБ, и только в 1950 году рукопись была «заприходована». На первый взгляд она представляла собой благополучно сохранившийся бумажный блок, хотя и без переплёта: от оригинального переплёта сохранилась только одна картонная крышка, склеенная из листов бумаги с древнееврейским и арамейским текстами. Четвероевангелие включало вводный цикл миниатюр с многочисленными орнаментальными инициалами и маргинальными изображениями, количество которых, как и точное число листов рукописи, определить было невозможно из-за того, что частично она была крайне разрушена.

Известный автор

Фото: Мария Колосова, РГБ

В 2005 году рукопись поступила на реставрацию в Государственный научно-исследовательский институт реставрации в Москве (ГосНИИР), где наряду с восстановлением памятника предполагалось провести его атрибуцию и технологические исследования. После проведенных реставрационных работ удалось составить точное кодикологическое описание рукописи. Она написана на плотной бумаге желтоватого цвета, которую принято называть восточной. В кратком описании, сделанном ещё в РГБ, было указано, что в рукописи 270 листов; в процессе реставрации раскрылось ещё 20 листов, неучтенных ранее, и таким образом их стало 290. Текст Евангелия написан чёрными чернилами прекрасного качества. Ему предшествовал цикл из четырнадцати миниатюр на отдельных листах, письмо Евсевия Карпиану, восемь таблиц-канонов (хоранов), тексты четырёх Евангелий с портретами евангелистов и заставками и чуть более 200 фигурных инициалов и маргинальных изображений — сюжетных и орнаментальных, а также большое число мелких красных инициалов и рубрик. Обрез книги, окрашенный в малиновый цвет, и количество предназначенных для переплётчика зарубок на корешке позволили определить, что переплеталась рукопись только один раз.

  • Четвероевангелие до реставрации
  • Четвероевангелие до реставрации
  • Четвероевангелие до реставрации
  • Четвероевангелие до реставрации
 

Атрибуция рукописи проводилась во время реставрационных работ, для этого были запрошены консультации армянских коллег. Научный сотрудник Государственного института искусствознания Армен Казарян прочитал и расшифровал запись писца в конце рукописи. Согласно этой записи Четвероевангелие было изготовлено в 938 году армянского летоисчисления (1489) в городе Хизан [Васпуракан], во время пребывания на армянском престоле католикоса Степанноса (его имя не было вписано, но для него оставлено место). Переписал, украсил и переплёл Четвероевангелие священник Мкртич, которому помогали два мастера — священники Ованес и Пилиппос. Эти сведения полностью совпали с выводами научного сотрудника Института Матенадаран в Ереване кандидата искусствоведения Лилит Закарян, сделанными при изучении фотографий вводного цикла миниатюр к Четвероевангелию2. По её мнению, московское Четвероевангелие несомненно создано в Васпуракане и относится к Хизанской школе (регион Хиза находится к югу от озера Ван, ныне на территории Турции). Сопоставление вступительного цикла миниатюр московской рукописи, датированной 1489 годом, с миниатюрами Евангелия из собрания Матенадарана 1468 года (№ 7757) указало на их сходство. Это относится к стилю, иконографии, а также композиционным решениям миниатюр, хотя в рукописи № 7757 из Матенадарана только 15 миниатюр, а в московской — 20 (16 во вступительном цикле и 4 портрета евангелистов к каждому Евангелию). В обоих памятниках повторяются некоторые маргинальные украшения. Автором миниатюр матенадаранского Евангелия № 7757, датированного 1468 годом, является мастер Мкртич, и Лилит Закарян предположила, что цикл миниатюр московской рукописи исполнен его учеником или последователем. Авторство Мкртича было подтверждено расшифровкой записи, в которой сообщается, что Мкртич является автором миниатюр и московского памятника.

Ковёр миниатюр

Фото: Мария Колосова, РГБ

Об особенностях васпураканских миниатюр вообще и о нашей рукописи в частности можно сказать следующее: это — сплав армянских народных и византийских, а также восточных традиций. Их отличает поразительная декоративность, выражающаяся в обильном использовании орнамента — и в заставках к каждой книге Евангелия, и в обрамлении хоранов (таблиц-канонов), и в фонах и отдельных элементах сюжетных миниатюр, и в многочисленных маргинальных изображениях. Фоны миниатюр, распластанные по плоскости листа, напоминают ковёр. Декоративность присутствует почти везде — не только в фонах, но и в трактовке складок одежды, иногда в жестах, в изгибах обнажённых частей тела. Она отсутствует разве что в некоторых драматических сценах.

В монастырских скрипториях Васпуракана иллюстрировались в основном Евангелия. Содержание и расположение в книге миниатюр и иллюстрированных разделов сводилось к следующему: вводный цикл миниатюр, включающий сюжеты из Нового Завета; далее шли хораны (таблицы-каноны) и Послание Евсевия Карпиану; начало каждого из четырёх Евангелий сопровождалось портретом евангелиста и богатой заставкой. Многие листы рукописи украшались маргинальными изображениями с сопутствующими орнаментальными инициалами, отмечавшими начало чтений из Евангелий на соответствующие дни: число их достигало 200 и более. Именно таким образом украшено наше Четвероевангелие. Иконография основных миниатюр рукописи (евангельские сцены, портреты евангелистов) в основном традиционная, скопированная с более ранних образцов, которые в свою очередь были связаны и с византийской традицией, и с ранними армянскими достижениями в этой области. В то же время вполне возможно, что такие сюжеты, как «Мучения грешников в аду», являлись иконографическим решением местных мастеров (к местным традициям могло относиться, например, отсутствие Иуды в Тайной вечере). Вероятно, такой сюжет, как «Древо Иессеево», зависел от западной — латинской — традиции (он появился в Западной Европе только в конце XII века). Некоторые художественные элементы — такие как «трёхточечный» орнамент белилами — очевидно, происходят также от западного, ещё романского искусства.

Видимо, восточные влияния усилились к XIV веку, и наряду с армянскими особенностями (румянец на лицах, шапочки с коническим завершением) появились особенности, свойственные исламскому искусству.

Фото: Мария Колосова, РГБ

Определяющей особенностью васпураканских рукописей является также их колорит. Отсутствует золото, используется очень ограниченная гамма красок — в каких-то случаях холодная (преобладание синих, зелёных тонов), что видно по репродукциям и описаниям, а в нашей рукописи, наоборот, превалируют тёплые, красные тона. Это является принципиальным моментом. Проведённые в ГосНИИР физико-химические анализы красочного слоя миниатюр Четвероевангелия выявили пигменты, использованные местными художниками. Оказалось, что миниатюристы использовали крайне ограниченную группу пигментов. В качестве красных использовалась киноварь и в большом количестве красный органический пигмент (араратская кошениль?) разных оттенков. Также были обнаружены органические пигменты других цветовых оттенков — малинового, пурпурного, фиолетового. В качестве белого пигмента использовались свинцовые белила, синего — смальта, зелёного — резинат меди, коричневого — охра, жёлтого — аурипигмент и оловянисто-жёлтая, чёрного — сажа. Художникам удавалось получать различные цветовые оттенки в зависимости от смешения пигментов, от количества связующего вещества в красочном слое и от последовательности нанесения красок на бумагу (анализы пигментов проводила заведующая лабораторией физико-химических анализов ГосНИИР М. М. Наумова)3.

К вышесказанному необходимо добавить следующее: 16 миниатюр вводного цикла и 4 портрета евангелистов скорей всего были исполнены одним мастером (Мкртичем), что подтверждается и его художественным почерком, и техническими приёмами, и использованием одного набора красок. Скорее всего этот же мастер явился исполнителем большинства лицевых изображений в маргиналиях. Орнаментальные рамки хоранов и заставок к Евангелиям, а также многочисленные маргинальные украшения исполняли другие мастера — один или двое (упомянутые в записи Ованес и Пилиппос). Важно отметить ещё одно любопытное обстоятельство: текст Четвероевангелия переписывался уже после того, как были сделаны все маргинальные изображения.

Стойкий материал

Фото: Мария Колосова, РГБ

Примерно треть рукописи находилась в предельно разрушенном состоянии. Книжный блок оказался сцементирован — бумажные листы были загрязнены и плотно склеены между собой. Сотрудники биологической лаборатории ГосНИИР выявили причину этих разрушений: ими оказались превратившиеся в твёрдую массу экскременты крупного рогатого скота. Отделяемые от блока листы, наряду с биологическими повреждениями, имели множество разрывов и утрат, как и листы из первой — несцементированной — части. Эти разрушения были вызваны пребыванием рукописи в условиях повышенной влажности, следствием чего стало появление плесневых пятен разной степени интенсивности на поверхности почти всех листов с текстом.

Фото: Мария Колосова, РГБ

Из выводов биологов (а первые исследования были проведены ещё биологом РГБ за много лет до реставрации) следовало, что и плесень, и бактерии уже не были жизнеспособны и не влияли на дальнейшее состояние книжного блока. Это позволило немедленно приступить к восстановлению рукописи. При реставрации использовались обычные методы для бумаги. Вкратце она сводилась к следующим процессам: все листы были очищены от загрязнений, промыты; склеенные листы отделены от блока, что осуществлялось способом «отдалённого увлажнения»; утраты подклеены реставрационной японской бумагой. Надо отметить, что основание Евангелия — бумага, плотная по фактуре, желтоватая по цвету и, как показали исследования, без поверхностного покрытия, оказалась прочной, поэтому при её реставрации не возникало никаких неожиданностей. Прочными оказались также чернила и пигменты, выдержавшие промывку листов. Основной — и весьма существенной — трудностью при реставрации блока явилось отделение листов и последующая подклейка их утрат, иногда очень существенных, с ослабленными участками бумаги по краям. Была проведена полная реставрация листов: они очищены от загрязнений; утраты, края и сгибы листов подклеены; листы распрямлены под прессом и собраны в тетради. Красочный слой миниатюр и многочисленных маргинальных украшений в большинстве случаев оказался в благополучном состоянии и не потребовал укрепления, но некоторые листы с миниатюрами серьёзно пострадали, и восстановить их в первоначальном виде не удалось.

В результате реставрацию рукописного блока, проведённую в 2006—2008 годы, можно считать успешной. Её исполнители, Анна Цхай и Екатерина Соловьева, были премированы за свою работу на реставрационной выставке Триеннале 2007 года, а большая часть отреставрированных листов была экспонирована затем на выставках в РГБ и в выставочном помещении ГосНИИР в апреле—мае 2009 года.

О чём рассказал переплёт

Фото: Мария Колосова, РГБ

Четвероевангелие поступило в отдел реставрации рукописей без переплёта, хотя к нему была приложена картонная крышка с останками кожаного покрытия. После окончания реставрации книжного блока было решено обратиться к этой переплётной крышке. Она была интересна для проведения дальнейших исследований ещё и тем, что на листах вклеенной в крышку бумаги отчётливо просматривался древнееврейский текст, написанный тёмно-коричневыми чернилами. Предположили, что крышка могла быть частью оригинального переплета, но это оказалось не так. На крышке сохранились отверстия для крепления переплёта к блоку, не совпадающие с V-образными пропилами шитья этого кодекса, сделанными так называемой византийской цепочкой. Это обстоятельство позволило убедиться в том, что крышка принадлежала другому кодексу. Можно было также предполагать, что она склеена примерно из 20 листов восточной бумаги — так называемой бомбицины.

На совместном совете, проведенном сотрудниками НИИ реставрации и РГБ, было принято решение разделить листы бумаги, использованные для изготовления переплётной крышки. В результате проведённого расцементирования удалось раскрыть 26 листов из разных книг, в том числе и листы с древнееврейскими надписями.

Использование для изготовления книги фрагментов рукописи, принадлежащей к другой традиции, было не столь уж редким явлением — правда, для Европы. В европейских странах, особенно в Италии, на переплёт и укрепление книг шли и еврейские рукописи, попадающие в руки христианских книжников. Однако на Востоке такие случаи встречались нечасто. В армянском Четвероевангелии выявлено около 50 фрагментов древнееврейского текста. Как удалось установить в настоящий момент, рукопись, использованная для переплёта, происходит из Ирана, о чём свидетельствует вавилонская огласовка текстов, отличающаяся от общепринятой на сегодня тивериадской. Содержание текстов преимущественно религиозное: фрагменты текста Торы, молитвы, отрывки из Пасхальной Агады. Относительно времени написания фрагментов пока сложно утверждать что-либо определённое, предварительно можно датировать их XVII—XVIII веками.

Фото: Мария Колосова, РГБ


Примечания:

1. Крутова М., Левочкин И. Малоизвестные памятники армянской культуры // Восточная коллекция. 2005. № 3 (22). С. 80–98.

2. Об особенностях васпураканских миниатюр см.: Закарян Л. Дз. Из истории васпураканской миниатюры. Ереван, 1980. См. также: Акопян Г. Васпуракан : Альбом. Ереван, 1978.

3. Краски и техника живописи армянских средневековых книжных миниатюр привлекали внимание различных специалистов — химиков, реставраторов, искусствоведов и художников. См.: Арутюнян А. Х. Краски и чернила по древнеармянским рукописям. Ереван, 1941; Дурново Л. А. Древнеармянская миниатюра. Ереван, 1953; Галфаян Х. К. О действии средневековых чернил и красок на рукописные книги // Сообщения Всесоюзной научно-исследовательской лаборатории по консервации и реставрации [BЦНИЛКР]. М., 1975. Вып. 29. С. 62–71; Дурново Л. А. [состав.], Саргсян М. С. [вступит. ст.] Орнаменты армянских рукописей : [Альбом] Ереван, 1978.

Во время посещения данного сайта на Ваш компьютер, телефон или иное устройство могут быть временно загружены файлы Cookie — небольшие фрагменты данных, обеспечивающие более эффективную работу сайта. Продолжая использование данного сайта, вы соглашаетесь с приёмом файлов cookie.
Подтверждаю ознакомление и согласие