Библиопсихология и чёрный юмор

12 февраля в пространстве выставки «Книги старого дома: мир детства XIX — начала ХХ века» состоялась первая встреча Месячного интенсива по психологии чтения, воспитанию и детской литературе — совместного проекта РГБ и издательской группы «Эксмо-АСТ». Дискуссию вели психологи, педагоги, логопеды, издатели и писатели.

 


Слева направо: Елена Янушко,логопед, автор методик по обучению и воспитанию детей раннего возраста (развитие речи и мышления, сенсорное развитие, обучение рисованию), Надежда Смирнова, психолог, монтессори-педагог, руководитель Международного института Монтессори-педагогики, руководитель Центрального представительства Межрегиональной Монтессори-ассоциации, модератор дискуссии Наталья Самойленко, заместитель генерального директора РГБ по внешним связям и выставочной деятельности, Наталия Немцова, сценарист радио и телевидения, автор программ, спектаклей и книг для детей, Гюзель Абдулова, руководитель школы «Супермозг», методист, нейропсихолог. Фото: Мария Говтвань, РГБ

 

Участники рассуждали о запретах, о том, как менялись представления о детской книге, и когда вообще появилось деление литературы по возрасту, о том, можно ли научить ребенка эмпатии и почему абсурдные истории лучше активизируют воображение.

Юмор, тем более чёрный, в литературе был всегда. Связано это с тем, что страшные сказки писались для родителей. Ведь именно родители передают знания детям. И если они сами не боятся познавать мир заново со своими детьми, открыты и чувствуют истинные потребности малышей, то и детям становится не так страшно рядом с ними.

 


Фото: Мария Говтвань, РГБ

 

Гюзель Абдулова, нейропсихолог, занимающаяся вопросами развития памяти, вниманием и скорочтением, уже 30 лет работает с детьми. «В каждом возрасте должны быть свои книги, — считает она. —  Страшные сказки хороши после 10—13 лет, потому что к этому времени у ребёнка формируется логическое мышление, способность к анализу, и он может сам разобрать написанное, посмеяться. А в 3—5 лет дети опираются на образы и ощущения, представляют себя героями сказок. Прежде, чем читать ребёнку сказку, я родителям предлагаю закрыть глаза и вообразить, что эта история происходит с ними. Например, они — Мальчик-с-пальчик или девочка, которую родители увозят в лес. Все ли сказки захочется прочувствовать?»

Екатерина Асонова, доктор педагогических наук, напомнила, что отношение к детству в сегодняшнем понимании начало формироваться в конце XIX века, а до этого времени семилетние дети работали на равных со взрослыми на заводах и фабриках. «Вы приводите примеры из народных сказок, но между ними и авторскими произведениями огромная пропасть! Народные сказки сейчас для нас аналог сериала, а страшные сказки — архаичный фильм ужасов. И ребёнок слушал эти сказки вместе со всеми, деления на взрослое и детское не было».
 

 

 

Модератор дискуссии Наталья Самойленко, заместитель генерального директора по внешним связям и выставочной деятельности, подчеркнула, что чёткой границы в этом вопросе нет, а также посоветовала не путать количество нынешних читателей ленты новостей и фейсбука с нашими предками, которые читали книги. «Вы удивитесь, но число читающих по сравнению с прошлым веком стремится вниз. Однако мы находимся в пространстве выставки — в богатом доме дворянской семьи, здесь есть и специальная литература для детей. И круг для детского чтения в XIX веке был достаточно широкий. Например, книгу о Робинзоне Крузо читали и мальчики, и девочки».

Радиоведущая и писатель Наталия Немцова согласилась с Гюзель Абдуловой: «Книга сама по себе не может ни научить чему-то, ни развить или укрепить духовные и моральные качества ребенка. Потому что учит не книга, а родители, которые выбирают этот материал». В её словах прозвучала важная мысль: «Родители на определённом этапе — это проводники. И если они вместе со своим ребенком читают и такие, на первый взгляд, страшные сказки, у них есть уникальная возможность избежать травматичного впечатления, объяснить, проговорить неясное и посмеяться. Вот я люблю это слово — вместе».

 


Фото: Мария Говтвань, РГБ

 

Но вот ребёнок становится самостоятельной личностью. Нужно ли бояться и вмешиваться?

Екатерина Асонова на этот вопрос ответила примером из доклада по психологии. Суть его в том, что как бы ни переживали родители, абсолютное большинство детей способно понимать сложную ситуацию, анализировать её и принимать верные решения. И происходит это благодаря тому фундаменту, который закладывается в раннем возрасте.

«Здесь также вступает в силу наличие чувства юмора, ведь юмор служит разрядкой, снимает эмоциональное напряжение», — добавила логопед Елена Янушко и рассказала о своей дочери и её увлечении стихотворениями Усачёва.

Это лишь краткие отрывки прошедшей дискуссии.
Полную версию дискуссии можно посмотреть в видеотрансляции, а увлекательная выставка дореволюционных книг ждёт посетителей в Ивановском зале Российской государственной библиотеки.

 


Фото: Мария Говтвань, РГБ

 

 


РАСПИСАНИЕ ЗАНЯТИЙ ИНТЕНСИВА