Спросите библиотекаря
Всем читателям! Доступ к ведущим мировым онлайн-ресурсам Перейти к списку

О чём не скажет библиотека

01 октября 2020 года

На сайте Российской государственной библиотеки продолжается цикл публикаций «Экскурсоводы Ленинки рассказывают». Сегодня главный библиотекарь научно-методического сектора РГБ Элеонора Свиридюк рассказывает о графе Викторе Никитиче Панине и его личной библиотеке.

Проходя по залам основного хранения Российской государственной библиотеки, нельзя не обратить внимание на книги из личной библиотеки графа Виктора Никитича Панина. Узнаваемые книжные переплёты выделяют их среди других книг, стоящих на полках.

Личная библиотека, особенно в XIX столетии, является отражением интересов владельца. Перебирая книги, легко понять, что увлекало, что волновало владельца, предположить его положение в обществе и род деятельности. Рассмотрев оформление и переплёты книг личной библиотеки, легко распознать склонность хозяина к роскоши, либо определить строгость и сдержанность рабочей библиотеки.

В 1880 году вдова графа Панина передала в дар Московскому публичному и Румянцевскому музеям книжное собрание своего мужа, которое насчитывало более 11 000 томов.

Библиотека графа содержала в себе исторические и философские труды, политические трактаты и книги по искусствознанию, тома по географии, а также литературные произведения современников. Особую часть личной библиотеки графа составляли всевозможные книги, посвящённые юридическим наукам, практически, на всех европейских языках.

Для своих книг граф заказывал особый полукожаный переплёт — на верхней крышке переплёта золотое тиснение «Из библиотеки Графа В. Панина». Иные книги без владельческого переплёта отмечались строгим печатным экслибрисом с таким же текстом на титульном листе, либо на нескольких страницах. Встречается экслибрис в виде герба рода Паниных.

Аккуратные страницы без помет, без следов безудержного чтения, когда в страстном порыве тут же на полях излагают свои мысли по поводу прочитанного, говорят о сдержанности владельца.

Что же ещё может рассказать библиотека о своём владельце?

Граф Панин — образованный человек, знающий несколько языков, предпочтение отдаёт юриспруденции, увлекается историей и географией, не чужд политики, знаком с искусствами и современной литературой. Вырисовывается образ обеспеченного уравновешенного человека — библиофила, собравшего достойную библиотеку.

Невозможно представить, что страстные слова памфлета, опубликованного Герценом в седьмой книге сборника «Голоса из России» в 1859 году, относятся именно к графу: «Личность Панина принадлежит к числу самых замечательных личностей минувшего царствования. Только при Николае, „только в эту“ годину и область тёмную мог явиться на сцену и стать главным деятелем такой человек тьмы!... В настоящую минуту можно сказать утвердительно, что ни на одном лице не сосредоточивается с таким единодушием общественная ненависть в России, как на гр. Панине: ненависть дворянства, ненависть чиновников всех министерств, а в особенности министерства юстиции; ненависть тех, кого он гонит, ненависть тек, кому покровительствует, ненависть всех людей, которые никогда не видели его, но отовсюду об нём слышат, ненависть всех тех, которые, приближаясь к нему, утратили почти всякое чувство собственного достоинства...».

В «Колоколе», издаваемом Герценом, часто не только деятельность, но и внешность графа Панина подвергались злой критике и насмешкам.

Если брать за достоверный источник только эти статьи, то создаётся впечатление, что граф Панин — ярый реакционер, деспот, ограниченный зазнавшийся вельможа на высоком государственном посту. В апреле 1860 года по поводу назначения графа председателем Редакционных комиссий для составления проекта Крестьянской реформы в России Герцен пишет Петру Владимировичу Долгорукову: «...Назначение Панина — свидетельствует о размягчении мозга у государя, его речь (она будет в „Колоколе“ 15 апреля), т. е. Панина, — памятник бездарной тупости... Преданный вам А. Герцен».

Созданный Герценом образ графа Панина, доведённый до точки абсурда, совсем не соответствует действительности. Обратимся к другим источникам.

По свидетельству Николая Петровича Семёнова, «граф В. Н. Панин был человеком выдающимся во всех отношениях из ряда обыкновенных людей. Он был огромного роста, который как будто увеличивался ещё от нестройности его фигуры (он был сутуловат); голос у него был внушительный бас, речь была плавная. Он обладал изумительным и чарующим красноречием, именно сжатостью выражения, красотою слова, удачным подбором эпитетов, сосредоточенностью мысли и ясностью того, о чём хотел говорить... Память у него была необыкновенная. Образование было классическое. Он обладал знанием обоих древних языков и ясно усвоил себе первоклассные европейские языки. Его начитанность была обширная, преимущественно в области истории и изящной литературы. Всю жизнь он особенно интересовался внешней политикой».
Освобождение крестьян в царствование императора Александра II: xроника деятельности комисcий по крестьянскому делу / [cоч.] Н. П. Семёнова. Том 2, 1890, с. 665—685.


Слева: Портрет графа Виктора Никитича Панина. Гравюра Ивана Ивановича Матюшина. Русские деятели в портретах, изданных редакцией исторического журнала «Русская старина». Третье собрание. — Санкт-Петербург: Типография В. С. Балашева, 1889
Справа: Портрет графини Натальи Павловны Паниной. Художник П. Н. Орлов. XIX век
Источник изображений

Граф Виктор Никитич Панин родился 28 марта 1801 года в Москве. Получив отличное домашнее воспитание, учёбу завершил за границей, в Йене. Он великолепно знал древние и многие иностранные языки. В 1819 году, выдержав экзамены в Московском университете, поступил в Коллегию иностранных дел. В 23-летнем возрасте с чином титулярного советника он становится вторым секретарём русской миссии в Мадриде. Направляясь к месту службы, в Веймаре встретился с великим немецким поэтом Гёте. Затем посетил Париж и очаровал местное общество своей светскостью и образованностью. В Россию вернулся в 1826 году, уже при императоре Александре II.

В 1832 года граф был назначен товарищем министра юстиции. Виктор Никитич отнёсся к назначению очень ответственно. Он выхлопотал продолжительный отпуск, уехал в своё подмосковное имение Марфино и основательно проштудировал весь многотомный Свод законов, великолепно усвоив нормы уголовного и гражданского законодательства.

В ведомстве он прослужил более 20 лет (с 1832 года — товарищ министра юстиции, с 1839 года — управляющий Министерством юстиции, в 1841—1861 годы — министр юстиции). Граф Виктор Панин вошёл в историю отечественной прокуратуры как непревзойдённый знаток законодательства. По воспоминаниям современников, он наизусть знал многие статьи Полного собрания законов Российской империи, которое включало в себя 56 объёмных томов.

Воля императора была для него священна, поэтому и служебный долг своих подчинённых граф понимал однозначно — беспрекословное исполнение его повелений. Именно графу Панину, убеждённому крепостнику, имевшему во владении 10 000 душ, было суждено по воле Александра довести до конца дело об освобождении крестьян. Граф «неуклонно осуществлял волю Императора».

За время службы награждён орденами Святого Александра Невского (1844 год; алмазными знаками к нему — 1859 год), Святого Андрея Первозванного (1861 год; алмазными знаками к нему — 1867 год), Святого Владимира 1-й степени (1865).


Справа: Картина «Портрет Виктора Никитича Панина». Художник Егор (Георг) Иванович Ботман, русский придворный живописец, портретист, академик Императорской Академии художеств. 1875

Широко известна и общественная деятельность графа Панина. Виктор Никитич состоял членом Императорского Вольного Экономического Общества, был одним из старейших членов Императорского Русского Географического Общества, был почётным членом Императорского Археологического Общества, почётным членом Императорского Московского Общества истории и древностей. В «Сборнике Императорского Русского Исторического Общества» опубликовал письма графа Петра Ивановича Панина к сыну и бумаги графа Петра Ивановича Панина о Пугачёвском бунте. Отдельным оттиском в 1867 году опубликованы материалы о княжне Таракановой.

Сменились столетия, ушли в прошлое исторические события, время определило своим героям место в истории, но остались книги. Библиотека, собранная графом Паниным, бережно хранится в основном фонде Российской государственной библиотеки, и читатель, взяв в руки книгу в особом переплёте с пометкой «Из библиотеки графа В. Панина», невольно задумается о её владельце.


В подготовке статьи использованы:

  • Панин, граф Виктор Никитич // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона: в 86 т. — СПб., 1890—1907.
  • Панин, граф Виктор Никитич // Русский биографический словарь: в 25 томах. — СПб. — М., 1896—1918.
  • Освобождение крестьян в царствование императора Александра II: xроника деятельности комиссий по крестьянскому делу / [cоч.] Н. П. Семёнова. Том 2, 1890, с. 665—685.
  • Материалы из сборника «Голоса из России»
Во время посещения данного сайта на Ваш компьютер, телефон или иное устройство могут быть временно загружены файлы Cookie — небольшие фрагменты данных, обеспечивающие более эффективную работу сайта. Продолжая использование данного сайта, вы соглашаетесь с приёмом файлов cookie.
Подтверждаю ознакомление и согласие