Спросите библиотекаря

«Мы скоро вернёмся. Я знаю. Я верю...»

20 апреля 2020 года
Хранители Ленинки рассказывают
   

Война — не время для романтики. Однако мы знаем и помним много стихотворений, написанных именно в годы войны. В Российской государственной библиотеке хранятся поэтические сборники, изданные в 1941–1945 годы. Во втором материале, посвящённом изданиям времён Великой Отечественной войны, мы рассказываем о некоторых из них.


Фото: Мария Говтвань, РГБ

Все мы учили в школе стихи о войне. Может показаться странным, что во время войны писали стихи и поэмы. Но это поднимало дух — стихи, в которых была искренность, боль и правда, читали вслух, переписывали от руки, передавали друг другу, заучивали наизусть.

Мы знаем ахматовское четверостишие, написанное в 1941 году:

И та, что сегодня прощается с милым, —
Пусть боль свою в силу она переплавит.
Мы детям клянёмся, клянёмся могилам,
Что нас покориться никто не заставит!

Помним строки Ольги Берггольц, оставшейся в осаждённом Ленинграде:

Товарищ, нам горькие выпали дни,
грозят небывалые беды,
но мы не забыты с тобой, не одни, —
и это уже победа.


Фото: Мария Говтвань, РГБ

Совсем недавно в Музее книги РГБ прошла выставка изданий поэмы Александра Твардовского «Василий Тёркин». Эта поэма начала печататься в 1942 году в газетах и была закончена в 1945-м. Среди книг разных лет на выставке было и первое отдельное издание 1942 года.

Александр Твардовский начал работать над поэмой ещё до войны, будучи военным корреспондентом газеты Ленинградского военного округа «На страже Родины», но образ главного героя сложился окончательно уже на фронте: 22 июня 1941 года Твардовский свернул мирную литературную деятельность и на следующий же день уехал на фронт.

«Война всерьёз, и поэзия должна быть всерьёз», — писал Твардовский в дневнике. Именно поэтому Василий Тёркин, хоть и был вымышленным героем, но стал близким человеком для бойцов. Ситуации и диалоги были узнаваемы, легко запоминались. А когда в 1943 году Твардовский хотел закончить поэму, ему пришло множество писем, в которых читатели просили продолжения историй о Василии Тёркине.

Каждый помнит отрывки из поэмы:

Нет, ребята, я не гордый.
Не загадывая вдаль,
Так скажу: зачем мне орден?
Я согласен на медаль.


Орест Верейский. Иллюстрация к поэме «Василий Тёркин». Переправа

Или:

Переправа, переправа!
Берег левый, берег правый,
Снег шершавый, кромка льда…

Но главные слова звучат в прологе поэмы:

А всего иного пуще
Не прожить наверняка —
Без чего? Без правды сущей,
Правды, прямо в душу бьющей,
Да была б она погуще,
Как бы ни была горька.

В Ленинке можно найти и издания «Василия Тёркина», и отдельные сборники стихотворений Александра Твардовского, написанных во время войны. Главный библиотекарь отдела хранения основных фондов Светлана Петровна Лаврухина показала нам и книги Твардовского, и фронтовые стихи других поэтов.

 

 

Михаила Исаковского, чей сборник стихов 1943 года хранится в фонде РГБ, мы знаем как автора слов к песням «Катюша», «В лесу прифронтовом», «Враги сожгли родную хату» и других. Стихи были написаны во время войны и очень быстро стали песнями. Например, стихотворение «Огонёк» пели на всех фронтах, только на разные мотивы, которые придумывали сами. В конце концов остался тот единственный мотив, который мы знаем, но автор его неизвестен. Поэтому музыка считается народной.

На позиции девушка
Провожала бойца,
Тёмной ночью простилася
На ступеньках крыльца.
И пока за туманами
Видеть мог паренёк,
На окошке на девичьем
Всё горел огонёк...

 


Михаил Исаковский

 

Трагическое стихотворение о возвращении солдата с войны домой «Враги сожгли родную хату» Исаковский написал в 1945 году. Матвей Блантер положил его на музыку, песня прозвучала по радио, но очень быстро её запретили за «распространение пессимистических настроений». Исаковский позже вспоминал: «Редакторы — литературные и музыкальные — не имели оснований обвинить меня в чём-либо. Но многие из них были почему-то убеждены, что Победа исключает трагические песни, будто война не принесла народу ужасного горя. Это был какой-то психоз, наваждение. В общем-то неплохие люди, они не сговариваясь шарахнулись от песни. Был один даже — прослушал, заплакал, вытер слёзы и сказал: “Нет, мы не можем”. Что же не можем? Не плакать? Оказывается, пропустить песню на радио “не можем”».

Песня не осталась под запретом навсегда. В 1960 году её отважился исполнить Марк Бернес на большом концерте — успех был огромный, с этого дня песня «ушла в народ».

«Наказ сыну» — стихотворение, написанное в 1941 году, — не стал песней. Рассказ от лица матери очень страшный, правдивый и трагический. Он обращён к конкретному человеку, это настоящий призыв отомстить и победить.

Мой сын родной! Прильни к земле скорей,
Услышь
Слезами залитое слово!
Мой сын родной! У матери твоей
Теперь — ни хлеба, ни земли, ни крова.

 

 

Константин Симонов — один из известнейших поэтов, драматургов и сценаристов, писавших о Великой Отечественной. Он прошёл войну до конца, побывал на всех фронтах. Его роман-эпопея «Живые и мёртвые», вышедшая в 1959 году, известна всем. Первые спектакли и фильмы по произведениям Симонова люди увидели именно в военные годы — «Парень из нашего города» (1942), «Во имя Родины» (1943), «Жди меня» (1943), «Дни и ночи» (1943–1944) — и это стало для них огромной поддержкой и моральной помощью.

Война определила всю долгую жизнь Симонова. Константин Михайлович оставил завещание, в котором просил развеять его прах на поле под Могилёвым, именно в том месте, где он воевал. Это было исполнено.

Стихотворение Симонова «Жди меня» — наверное, самое известное военное поэтическое произведение. Его напечатали в газете «Правда», оно стало близким для всех. И, конечно же, в сборнике стихов 1941 года, хранящемся в Российской государственной библиотеке, его тоже можно найти. Мы все знаем его наизусть.

 


Юрий Пименов. Фронтовая дорога. 1944

 

В этом же сборнике можно прочитать фронтовую поэму «Сын артиллериста». Симонов получил специальное задание от командования написать поэму с целью поднятия боевого духа солдат. Но придумывать просто на заказ не стал, а за основу сюжета взял реальный рассказ знакомого офицера.

Был у майора Деева
Товарищ — майор Петров...

Они вместе воевали ещё в гражданскую войну, и сын Петрова Лёнька считал Деева вторым отцом. Великая Отечественная разбросала друзей, Петров погиб, а в часть Деева прибыл молодой боец — копия Петрова, его сын. Несмотря на то, что Петров любит Лёньку и считает его своим сыном, именно его он отправляет на опасное задание ради спасения всех остальных.

Раньше других я должен
Сына вперёд посылать.
Держись, мой мальчик: на свете
Два раза не умирать.
Ничто нас в жизни не может
Вышибить из седла! —
Такая уж поговорка
У майора была.

Симонов так искренне сумел рассказать о ежедневном подвиге, о судьбах других солдат, повторяющих судьбы его героев, что эту поэму дети учили в школе и через десятилетия после окончания войны.

 

 

Алексей Сурков известен как автор слов песни «В землянке». И у этого стихотворения тоже непростая судьба.

В 1941 году Сурков был военным корреспондентом, попал под обстрел, чуть не погиб. Тогда и появились у него эти строки — «а до смерти четыре шага». Композитор Константин Листов написал музыку, и песня стала очень популярной на фронте. Её исполняла даже Лидия Русланова. Но в 1942 году песню запретили. Её слова показались начальству слишком пессимистичными, упадническими.

В военные годы Сурков написал и другие стихотворения. В 1943 году вышел сборник «Три тетради», куда вошли стихи поэта начиная с 1939 года.

Вот одно из них:

Человек склонился над водой
И увидел вдруг, что он седой.
Человеку было двадцать лет.
Над лесным ручьём он дал обет:
Беспощадно, яростно казнить
Тех убийц, что рвутся на восток.
Кто его посмеет обвинить,
Если будет он в бою жесток?

Кстати, именно Алексею Суркову посвятил стихотворение Константин Симонов:

Ты помнишь, Алёша, дороги Смоленщины,
Как шли бесконечные злые дожди,
Как кринки несли нам усталые женщины,
Прижав, как детей, от дождя их к груди.

 

 

 

Наверняка многие слышали строки «Уезжаю в Ленинград! Как я рада! Как я рад!» Но все ли знают, что это стихотворение написал в 1935 году поэт Иосиф Уткин?

Поэт воевал под Брянском, был ранен, за полгода лечения написал две книжки фронтовой лирики — «Фронтовые стихи» и «Стихи о героях».

Иосиф Уткин трагически погиб в 1944 году, но оставил нам лирические и глубокие стихотворения, настоящую человеческую хронику, передающую атмосферу того времени.

Мы рассказали лишь о некоторых поэтах. Кроме них в военное время писали стихи Борис Слуцкий и Павел Коган, Арсений Тарковский и Илья Сельвинский, Дмитрий Кедрин и Елена Ширман, и многие многие другие. Их книги тоже есть в фондах Российской государственной библиотеки и на полках у каждого из нас.

На улице полночь. Свеча догорает.
Высокие звёзды видны.
Ты пишешь письмо мне, моя дорогая,
В пылающий адрес войны.

Как долго ты пишешь его, дорогая,
Окончишь и примешься вновь.
Зато я уверен: к переднему краю
Прорвётся такая любовь!

Давно мы из дома. Огни наших комнат
За дымом войны не видны.
Но тот, кого любят,
Но тот, кого помнят,
Как дома — и в дыме войны!

Теплее на фронте от ласковых писем.
Читая, за каждой строкой
Любимую видишь
И Родину слышишь,
Как голос за тонкой стеной…

Мы скоро вернёмся. Я знаю. Я верю.
И время такое придёт:
Останутся грусть и разлука за дверью,
А в дом только радость войдёт.

И как-нибудь вечером вместе с тобою,
К плечу прижимаясь плечом,
Мы сядем и письма, как летопись боя,
Как хронику чувств, перечтём…


Александр Дейнека. Окраина Москвы. Ноябрь 1941 года


Цикл «Издания времён Великой Отечественной войны»

Во время посещения данного сайта на Ваш компьютер, телефон или иное устройство могут быть временно загружены файлы Cookie — небольшие фрагменты данных, обеспечивающие более эффективную работу сайта. Продолжая использование данного сайта, вы соглашаетесь с приёмом файлов cookie.
Подтверждаю ознакомление и согласие