Спросите библиотекаря
Всем читателям! Доступ к ведущим мировым онлайн-ресурсам Перейти к списку

Реставрация в эпоху цифры

25 декабря 2020 года

В новом номере журнала «Современная библиотека» опубликовано интервью с начальником отдела комплексных проектов по сохранности Управления обеспечения сохранности фондов Ольгой Саломатиной. О проблемах сохранения и восстановления ценных книг и документов, о работе реставраторов и дальнейших планах с Ольгой Анатольевной беседовала Анна Довгель.


Фото: Мария Говтвань, РГБ

Ольга Анатольевна, что изменилось в работе реставраторов в эпоху цифры?

Цифра касается нас опосредованно. Пожалуй, прибавилось работы — увеличилось количество документов, которые прошли оцифровку, были повреждены в процессе сканирования и пришли к нам на реставрацию. Некоторые документы противопоказано сканировать: это большая нагрузка на переплёт, корешок, особенно если сканер не оборудован специальными устройствами, которые бы позволяли регулировать раскрытие документа.

Из положительного — все современные методы исследования основаны на цифровых технологиях, они помогают точно определить состав краски, чернил или пигментов, которыми написан документ.


Фото: Мария Говтвань, РГБ

В остальном вся работа исключительно ручная. Реставрация — ремесло, которое до сих пор живо и еще долго будет востребовано: мы видим это и по результатам Всероссийского мониторинга состояния библиотечных фондов. Чтобы решить назревшие на сегодняшний день проблемы реставрации в существующих условиях нам понадобится примерно 1200 лет.

Кто отбирает документы на реставрацию? Как это происходит в РГБ?

Отбор документов осуществляется хранителями. Хранители передают нам документы, которые, по их мнению, нуждаются в первоочередной реставрации. Соответственно, приоритеты выставляют хранители. Обычно это наиболее сильно поврежденные документы, с учетом их уникальности и востребованности читателями. Вне очереди проходят документы, которые предназначены для экспонирования.


Фото: Мария Говтвань, РГБ

Какие самые сложные проблемы возникают у реставраторов?

Каждая книга — вызов для реставратора. Решение о выборе методики реставрации принимается коллегиально, на реставрационном совете. В него входят опытные художники-реставраторы первой и высшей категории, хранители. В итоге ими разрабатывается методика, индивидуальная для каждого документа. Создать единые рекомендации по реставрации не получится: каждую книгу создавали разные мастера, в процессе жизни она получала особенные, непохожие на другие повреждения, поэтому каждый случай рассматривается особо. Например, реставрация библиолитов. Библиолит — это документ со слипшимися между собой листами. Такая книга — своеобразный «кирпич», как объект она есть, но прочитать её невозможно. Разделить страницы без утраты — трудная задача. Это долгий и серьезный труд.


Фото: Мария Говтвань, РГБ

Есть ли в Ленинке школа реставраторов? Как готовят кадры и для себя, и для регионов России?

Реставрации в РГБ учили всегда, но как правило, это было индивидуальное обучение. А в этом году благодаря поддержке Министерства культуры учебно-производственного мы открыли специальный учебный реставрационный класс. Перед нами была поставлена задача обучить 50 специалистов из регионов основам реставрации. Но наши знания и навыки нельзя передать дистанционно: у ученика должны быть точно такие же материалы, инструменты и оборудование, что и у педагога. У каждого компьютера такое место создать невозможно, поэтому в РГБ был создан класс, где собрано специальное оборудование, материалы, инструменты.


Фото: Мария Говтвань, РГБ

Образовательная программа называется «Реставрация библиотечных фондов». У нее есть две специализации — «Классическая листовая реставрация» и «Реставрация переплетов». Первая группа начала работу 14 сентября, каждые две недели мы принимали по 10 человек. 20 ноября выпустилась последняя, пятая группа. К нам приехали сотрудники 42 библиотек из 41 региона — из Якутска, Красноярска, Магадана, Дагестана, Ингушетии, Крыма, с Алтая и Урала. Обучение длится 80 часов, из которых 64 часа реставрационной практики. На курсе работают только профессиональные педагоги, практикующие реставраторы высшей категории. РГБ обладает лицензией на образовательную деятельность, поэтому всем слушателям мы выдаем удостоверения установленного образца. Фактически мы даем базовую квалификацию по этим направлениям.

Обучить в очной форме 50 человек в такое сложное время — это подвиг и для самих слушателей, и для педагогов, и, конечно, организаторов.


Фото: Мария Говтвань, РГБ

У нас существуют и другие программы. Например, курс на 160 часов — погружение в профессию. Предполагается индивидуальное обучение, один на один с преподавателем: по сути, это классический способ передачи ремесла от мастера к подмастерью. Это очень эффективный способ получения знаний и практических навыков. За время обучения слушатель проходит все технологические этапы и за месяц полного погружения получает максимум. Многие стажеры используют возможность оплатить свое обучение благодаря грантам или Министерству культуры РФ. Например, в 2016 году мы обучили четырех человек из регионов по этой программе благодаря средствам ФЦП «Культура России». Все они работают по профессии, двое из слушателей уже стали руководителями в своих подразделениях.

Есть и краткосрочные курсы — «Превентивная консервация документов» и «Восполнение утрат документов» авторства Алексея Кащеева. Эти курсы рассчитаны на тех, кто уже работает по профессии: стать суперспециалистом за несколько дней нельзя.


Фото: Мария Говтвань, РГБ

Может ли обычный читатель прийти к вам на занятия по реставрации?

Как такового постоянного лекционного клуба или школы для новичков у нас нет, но недавно мы подготовили и провели такой образовательный блок по просьбе наших коллег из экскурсионного бюро Ленинки. В рамках этого проекта был реализован познавательный цикл «Из книжкиной жизни». Лекции посещали самые разные слушатели — и сотрудники библиотеки, и читатели, и начинающие собиратели книг, и коллекционеры. Участники попробовали изготовить бумагу, посмотрели, потрогали разные образцы материалов, страницы из книг разных эпох. Это прекрасная инициатива и мы будем ее продолжать. Радостно наблюдать как посетители с любовью уносят образцы листов бумаги, с которыми они работали на мастер-классах. Однако в первую очередь мы представляем профессиональное сообщество, работаем для них.


Фото: Мария Говтвань, РГБ

Какие планы у реставраторов Ленинки?

На достигнутом мы не останавливаемся никогда. Сейчас пишем третий этап программы сохранения библиотечных фондов. Особенный акцент делаем на реставрации, так как раньше о ней забывали, потому что это очень дорогая, сложная с точки зрения технологии и кадров задача. Теперь мы стараемся выделить это направление, так как это единственный способ сохранить погибающие документы. Но все-таки не нужно ставить перед собой цель отреставрировать все поврежденные документы. Чтобы сохранить документ для будущих поколений иногда достаточно положить его в специальный контейнер для архивного хранения. Наша самая важная задача, как мы ее понимаем, — подготовить специалистов по консервации для регионов. Даже дистанционная модель обучения может быть полезна, чтобы донести до работников, непосредственно занятых в деятельности по консервации, основные практические знания по превентивной консервации, стабилизации документов. Такие программы мы активнее запустим в следующем году. И обязательно сделаем специальный курс для руководителей отделов, секторов или групп, которые занимаются консервацией документов. Мы должны научить организовывать работу в регионах, где наблюдается дефицит специалистов.


Фото: Мария Говтвань, РГБ

Существующий наш класс мы будем также развивать, расширим материальную базу и исследовательский процесс. Представьте — во всей России реставраторов, работающих с книгой, не больше 400 человек. Мы не одни занимаемся образовательной деятельностью по консервации, хорошие учебные центры действуют также в РНБ и библиотеке иностранной литературы.

Работая на регионы в качестве методического и консультационного центра, мы бы хотели, чтобы на базе Российской государственной библиотеки был создан серьезный федеральный центр высокого уровня с качественным исследовательским оборудованием, которого нам сейчас не хватает. Мы бы очень хотели, чтобы не только мы обучали внешних специалистов, но и наши реставраторы повышали свою квалификацию, углубляли знания и расширяли практический опыт. Безусловно, речь идет о международных стажировках: важно, чтобы наши специалисты имели возможность выехать во Францию, Италию, Германию, Израиль, повысить собственную квалификацию и поделиться этими знаниями, обучая других. Чтобы могли привезти новое оборудование, технологии и материалы, которые успешно используются за рубежом, а нами пока еще нет. Но самое главное желание сейчас — сгинь, коронавирус!


Фото: Мария Говтвань, РГБ

Во время посещения данного сайта на Ваш компьютер, телефон или иное устройство могут быть временно загружены файлы Cookie — небольшие фрагменты данных, обеспечивающие более эффективную работу сайта. Продолжая использование данного сайта, вы соглашаетесь с приёмом файлов cookie.
Подтверждаю ознакомление и согласие