100 лет Генеральному систематическому каталогу

3 мая исполняется 100 лет Генеральному систематическому каталогу Российской государственной библиотеки.

 

 

В стенах Российской государственной библиотеки находится уникальное по своей полноте и универсальное по содержанию собрание отечественных и зарубежных документов с VI века по настоящее время на 247 языках мира, объём которого сегодня превышает 47 млн единиц хранения. Чтобы найти то, что нужно именно вам, создана целая система каталогов, в том числе Генеральный систематический каталог (ГСК) Российской государственной библиотеки, которому исполняется 100 лет.

До 1919 года фонд РГБ (Библиотеки Румянцевского музея) находил отражение только в одном, алфавитном, каталоге. К этому времени объём фонда уже превысил миллион единиц. О необходимости создания систематического каталога говорили и раньше, но за отсутствием возможностей вопрос откладывался.

3 мая 1919 года постановлением Совнаркома Государственному Румянцевскому музею отпускаются на его развитие значительные средства, что позволяет увеличить штат, создать научные отделы, привлечь к работе ведущих учёных. Именно эта дата считается днём рождения Государственного систематического каталога. Так началась огромная работа, потребовавшая не одно десятилетие труда сотрудников Ленинской библиотеки.

 

 

В Библиотеке по совместительству или внештатно трудились в эти годы ведущие учёные страны, помогая создавать систематический каталог, на основе которого впоследствии была разработана первая советская библиотечно-библиографическая классификация — единственный в библиотечном деле труд, удостоенный в 1981 году Государственной премии в области науки. Известные учёные, такие как физико-географ Александр Александрович Борзов, астроном Сергей Владимирович Орлов, историки Юрий Владимирович Готье, Дмитрий Николаевич Егоров, Лев Владимирович Черепнин, Сергей Владимирович Бахрушин, филологи Владимир Фёдорович Саводник, Сергей Константинович Шамбинаго, Николай Иванович Шатерников, книговед Николай Петрович Киселёв и многие другие трудились в большинстве своём в академических институтах, в Московском университете. Одновременно они вносили большой вклад в развитие Библиотеки как научного учреждения, помогали в создании Систематического каталога, в справочно-информационной работе, в подготовке научных изданий.

К 1932 году была завершена организация систематического каталога, который включал сведения о книгах и периодических изданиях, географических картах и атласах, альбомах.

В годы Великой Отечественной войны ГСК стал уникальным, универсальным справочным аппаратом, обслуживающим оперативные запросы оборонного, научного и производственного характера.

 

 

Был сохранён справочный аппарат — каталоги и картотеки. Это прежде всего Генеральный алфавитный каталог (4000 каталожных ящиков) и Генеральный систематический каталог (3600 ящиков). В мае 1942 года для более полного учёта и приведения в надлежащую систему важнейших библиографических ресурсов — каталогов и картотек Библиотека приступила к их паспортизации, завершив её ещё до окончания войны. Велась работа по созданию Сводного каталога зарубежных изданий библиотек Москвы.

После создания в 1960 году музыкального отдела из ГСК был выделен систематический каталог нот. Когда образовали отдел картографии, ему передали ему передали систематический каталог картографических изданий. Отдел диссертации получил СК диссертаций. Так создавались, формировались и развивались в рамках ГСК многие ныне существующие систематические каталоги.

Вся история ГСК неразрывно связана с разработкой классификационной системы (КС), которая бы определяла его структуру. Начатая Библиотекой деятельность по разработке классификации для собственного ГСК переросла в общегосударственную задачу по созданию единой для всех библиотек страны Библиотечно-библиографической классификации, которая широко известна во многих странах мира как ББК. В 1960—1968 годах были опубликованы 25 выпусков (в 30 книгах) первого издания таблиц ББК для научных библиотек.

ГСК отражает информацию о книгах, изданных на русском и иностранных европейских языках, а также информацию об изданиях на языках народов Российской Федерации (кроме русского), белорусском, латышском, литовском, молдавском, украинском и эстонском языках.

 

 

В 1993 году старая часть Генерального систематического каталога была переведена на микроносители.

В 2000 году для реализации проекта по переводу карточного ГСК (старая часть) в машиночитаемую форму администрации Библиотеки удалось привлечь спонсоров. Старая часть ГСК была отсканирована в максимально короткие сроки на оборудовании и программном обеспечении корпорации «Электронный архив» (фирма «ПроСофт-М»), которой были созданы графические образы сводного каталога в электронной форме. Более 500 000 библиографических записей в MARC—формате переведены на CD-ROM (168 компакт-дисков). Как оказалось, на одном CD-ROMе можно записать один каталожный шкаф, содержащий в среднем 40 000 карточек. Однако вести поиск можно было лишь зная порядковый номер шкафа и ящика.

Вторым этапом работ стала генерация электронного рубрикатора и привязка к нему каталожных карточек в соответствии с таблицами ББК. Результатом этих работ является электронный ГСК (ЭГСК), предоставляющий доступ к более чем 20 000 электронных рубрик и 4,2 млн графических образов карточек. Эксплуатация ЭГСК началась 1 февраля 2002 года.

За что можно любить систематический каталог? Такой «откровенный» вопрос многие примут в штыки. Спросят: а за что его можно любить? Некоторые считали, что карточный систематический каталог — «вещь в себе», найти в нём что-то невозможно, так как его структура сложная, непонятная для пользователей.

 

 

В основе любого СК — принятая в библиотеке система классификации. Её обозначения (классификационные индексы) написаны на этикетках каталожных ящиков, но их последовательность практически всегда оставалась непонятной. Приходилось обращаться к библиотекарям. Тогда каталог открывался с неожиданной стороны: в нём обнаруживали много интересного, гораздо больше, чем предполагали.

Существует мнение, что поиск в СК очень долгий и медленный, но достаточно понять иерархическую структуру, «игру» цифр в индексе, чтобы догадаться: ещё выше, если индекс на одну цифру короче, могут стоять карточки на книги общего характера. Открытие сделано! И читатель не хочет уходить, он увидел не только информацию по теме, но и место своей темы в системе. Поэтому он сразу смотрел на разделители «до» и «после», так как впереди и сзади стоят деления того же ряда, где тоже может быть много полезного.

Впрочем, это не единственная особенность систематических каталогов. Поскольку в основу структуры любого из них положена та или иная система классификации, отражающая определённый уровень развития человеческих представлений об окружающем мире, СК может быть инструментом познания, средством ориентировки в многообразии явлений и связей природы и общества. Подчёркивая наглядность систематики, наши предшественники на рубеже XIX и XX веков называли классификационные таблицы «картами знаний». СК, отражающий современную структуру научного знания, в ещё большей степени стал путеводителем в мире науки, причём таким путеводителем, который может по любой отрасли знания, теме или проблеме порекомендовать литературу.