Спросите библиотекаря
Всем читателям! Доступ к ведущим мировым онлайн-ресурсам Перейти к списку

Вышел в свет новый номер журнала «Вестник Библиотечной Ассамблеи Евразии»

20 ноября 2020 года

Вышел в свет и отправляется подписчикам журнал «Вестник Библиотечной Ассамблеи Евразии» № 3, 2020. Выпуск объединил авторов статей из Азербайджанской Республики, Республики Беларусь, Республики Казахстан, Республики Узбекистан, Российской Федерации.

Многие статьи номера посвящены проблемам национальных библиотек. Вниманию читателей предложены результаты статистического анализа национальных библиотек СНГ за 2019 год, а также материал об организационной структуре крупнейших национальных библиотек мира. В специальной статье освещаются события 33-й Московской международной книжной ярмарки, состоявшейся в Москве в сентябре 2020 года, несмотря на пандемию коронавируса.

Открывает журнал интервью с генеральным директором Российской государственной библиотеки и председателем редакционной коллегии журнала Вадимом Валерьевичем Дудой. В публикации обозначены общие задачи библиотек государств — участников СНГ. Одна из них — интеграция фондов в единой информационной среде и создание библиографического ресурса, а также повышение уровня совместного справочно-библиографического обслуживания.

Интервью с генеральным директором РГБ «Национальные библиотеки государств — участников СНГ: общее будущее в информационной среде»

Читать интервью в pdf-формате
 
Беседовала Екатерина Никонорова, директор департамента — издательства «Пашков дом», заведующая отделом периодических изданий РГБ
 


Генеральный директор Российской государственной библиотеки Вадим Дуда
Фото: Мария Говтвань, РГБ

— Вадим Валерьевич, вот уже два года вы в должности генерального директора Российской государственной библиотеки, крупнейшей библиотеки на территории Евразии, национальной библиотеки 146-миллионной страны. Поделитесь своим опытом на посту руководителя национальной библиотеки, что, на ваш взгляд, является основной отличительной чертой библиотеки такого статуса?

— Я думаю, что Российской государственной библиотеке и, наверное, любой национальной библиотеке, нужно научиться спокойно относиться к текущей конъюнктуре, не спешить отвечать быстрыми действиями на меняющиеся запросы, которые зачастую направлены на то, чтобы соответствовать всплескам определённого спроса или определённой текущей политической ситуации. Задача любой национальной библиотеки — думать о будущем, достаточно долгом будущем. И иногда это может идти вразрез и создавать определённые конфликты с сиюминутными запросами читателей. Библиотеке такого масштаба, как РГБ, и любой национальной библиотеке следует учиться находить баланс между монументальностью, изначально заложенной в идею национальной библиотеки, и открытостью, прозрачностью, отзывчивостью, гибкостью, которые так требуются в наше время. На мой взгляд, Ленинке удаётся найти очень точный баланс сейчас.

Миссия Российской государственной библиотеки — собирание, сохранение и предоставление в пользование обществу универсального фонда документов, отражающих знания человечества и имеющих, прежде всего, отношение к России и её национальным интересам.

Библиотека начинается с фондов, и фонд — это главное, важнейшее культурное достояние нашей страны, самое ценное наследие РГБ. Национальным библиотекам постоянно задают вопросы: «У вас нет абонемента?» или «Я не могу взять книги из фонда домой?». Считаю, что, какие бы ни были требования наших пользователей, вопросы сохранения целостности фонда и передачи его будущим поколениям более значимы, чем задача удовлетворения сиюминутных потребностей наших уважаемых читателей. Именно поэтому иногда мы вынуждены говорить нашим читателям: «Нет, мы не готовы выдать издание на дом или разместить его в фонде открытого доступа». Читатель в своих желаниях может быть не всегда прав, как это ни странно, а правы оказываются хранители. Мне кажется, в этом и состоит очень непростой ментальный вызов, с которым успешно справляется Ленинка.


Книги на полках в хранилище фондов Российской государственной библиотеки
Фото: Мария Говтвань, РГБ

Очень важно для национальной библиотеки сохранить статус монументального, вечного культурного учреждения, в то же время соответствовать духу открытости, прозрачности нашего быстрого цифрового энергичного времени.

— Изменился ли за последнее время взгляд на миссию национальной библиотеки?

— Если мы говорим о национальной библиотеке, то миссия — это тот посыл, который определяет самые долгосрочные ориентиры библиотеки. А всё остальное — модели ведения бизнеса, операционные модели, производственные модели — должно соответствовать духу времени, использовать всё то новое, что появляется вокруг. Миссия — это ДНК. Невозможно изменить ДНК. Мне очень нравится миссия РГБ, она абсолютно современна и актуальна во все времена. Мы должны обеспечивать максимально полное собирание фонда и предоставление его в доступ. Считаю, что в этом и есть суть национальной библиотеки.

— Общепринятым является мнение, что миссия — это система ценностей, на которые опирается организация. А всё остальное на эти ценности нанизывается.

— Тут мы можем дискутировать на тему, что является набором ценностей, насколько они должны быть глубокими, подробными, высокими и так далее. Я считаю, что миссия — это некий глубинный код, суть организации, поэтому миссия должна быть выражена коротко, чётко и не пересматриваться каждую пятилетку. Если мы попытаемся примерить нашу миссию на Румянцевский музей, судя по всему она останется более-менее соответствующей его духу. Я думаю, что, каким бы ни было развитым информационное общество, ему всегда потребуется подход национальной библиотеки, который именно так и звучит — максимально полный фонд документов, имеющих отношение к нашей стране и её национальным интересам.


Дома Пашкова, один из корпусов Российской государственной библиотеки
Фото: Мария Говтвань, РГБ

— Если говорить о нынешнем состоянии библиотеки, о современных проблемах, какие темы для развития РГБ вы считаете наиболее значимыми?

— Есть одна очень важная и интересная задача. Точнее — этих задач очень много, но давайте обсудим одну из них. Много лет мы говорим о создании Национальной электронной библиотеки (НЭБ). Странно, что мы пытаемся при организации этого проекта отойти от миссии национальной библиотеки. Возможно, именно поэтому проект пока не стал очень успешным. Мы всё время идём по пути ограничения: то отбираем какой-то процент от издаваемых книг, то каким-то образом оцениваем конъюнктуру и востребованность тех или иных документов в цифровом мире, забывая о том, что миссия национальной библиотеки, в основе которой лежит сбор документального наследия в полном объёме, должна оставаться такой и для электронной библиотеки, также носящей этот статус. Если мы вернёмся к корням и будем создавать максимально полный фонд документов, имеющих отношение к российской культуре, науке, к русскому языку, национальным ценностям и приоритетам, то фактически постепенно всё начнёт вставать на свои места. Только при таком условии НЭБ может стать базой национальной библиографии, основой для традиционных библиотечных сервисов, таких как справочно-библиографическое обслуживание. Очевидно, что сохраняя приверженность основным ценностям, мы можем достичь успеха в том числе и в цифровом мире. И вот в этом, мне кажется, состоит самый интересный вызов — сохранять приверженность основным ценностям, миссии и своему ДНК вне зависимости от быстро меняющейся информационной среды.


Фото: Мария Говтвань, РГБ

— Как вы думаете, у других национальных библиотек СНГ должны быть примерно такие же основные направления работы сейчас? Или они должны чем-то отличаться друг от друга?

— Начну с того, что, на мой взгляд, является нашей общей задачей, когда мы говорим о библиотеках стран СНГ. Большая доля культурного достояния, которое касается книги, знаний, была создана в Советском Союзе, в период, когда все мы были единой страной. Очень сложно провести границы между республиками, между теми, кто создал то или иное произведение, ту или иную диссертацию, или вёл ту или иную научную тему. Чей писатель Чингиз Айтматов? Я считаю, что наш, российский, такой же, как киргизский, казахский, туркменский... Это наше общее достояние. И таких примеров очень много. Следует подумать очень серьёзно о том, как это величайшее культурное наследие будет отражено в современном информационном мире и в современной цифровой среде. Существует заблуждение, что в Интернете всё есть. Я уверен, что это далеко не так. Фонд РГБ — это примерно около сорока семи миллионов документов. Фонды национальных библиотек, входящих в состав Библиотечной Ассамблеи Евразии, — тоже очень значительное культурное достояние. В советские годы было напечатано приблизительно шесть миллионов наименований книг. Это очень большой массив информации. Уверен, что далеко не всё представлено в Интернете. Одной из инициатив, которые были бы интересны всем нам, должна стать интеграция фондов библиотек СНГ в единую информационную среду. Сейчас я говорю не о том, что нам нужно всё оцифровать, перевести в pdf-формат, выложить в открытый доступ, а акцентирую внимание на информации о наших фондах, потому что, по сути, даже эти сведения не всегда доступны. Надо подумать, как мы совместно сможем показывать, предоставлять доступ, продвигать фонды наших библиотек. Именно они отличают нас от других современных информационных потоков. У нас есть важная задача — не только стремиться к достойному присутствию сведений о текущих поступлениях в современных информационных массивах, но и подумать о том, как фонды смогут обеспечить библиотекам СНГ достойное будущее в информационной среде.

Национальная электронная библиотека — федеральная государственная информационная система, представляющая собой совокупность документов и сведений в электронной форме (объекты исторического, научного и культурного достояния народов Российской Федерации), доступ к которым предоставляется с использованием сети «Интернет».

Принято считать, что национальная библиография начинается тогда, когда документ поступил в Российскую книжную палату, и что этот термин относится именно к деятельности РКП. При этом мы понимаем, что речь идёт далеко не о ста процентах того, что издаётся в нашей стране. Я думаю, что деятельность РГБ, Российской национальной библиотеки, РКП, крупных региональных библиотек должна быть скоординирована и приводить к созданию единого, максимально полного библиографического ресурса, касающегося и новых поступлений, и, конечно же, ретроспективы — всего того, что находится в наших фондах.


Книгохранилище Российской государственной библиотеки
Фото: Мария Говтвань, РГБ

Это может служить основой для большого количества интересных и востребованных продуктов. Если у нас будет максимально интегрированная информация о книжных новинках, о том, что находится в перспективных планах издателей, очевидно, появится заинтересованность тех, кто работает в книжной торговле, занимается книжными магазинами, сетями, и, конечно, комплектаторов библиотечных сетей. Нам нужна эта информация. Очевидно, что единое ядро такой информации может служить источником для рейтингов, рекомендаций, информации о предлагаемых ценах, чтобы мы могли сделать процессы наиболее прозрачными. В основе должен лежать единый национальный библиографический ресурс.

— Как это сделать? Какие у вас есть идеи? Как нам начать объединяться на этом пути?

— Считаю, что нам нужен очень серьёзный подход к совместному справочно-библиографическому обслуживанию, и речь не только об унификации записей. Необходимо сделать так, чтобы наши электронные каталоги были понятны друг другу, чтобы они были максимально полны, и мы могли бы извлекать информацию и обмениваться сведениями. Электронные каталоги должны стать главной информационной сущностью библиотек, глубоко интегрированными в информационное пространство, они должны быть максимально наполнены библиографической информацией о наших фондах и служить тем самым средством раскрытия фондов в цифровой среде.

— Как вы думаете, Библиотечная Ассамблея Евразии может выступить инициатором проекта? В рамках этого общественного объединения можно решать такие задачи или это только дело профессионалов?

— Это задача государственного уровня. Я считаю, что каждое государство должно позаботиться о создании исчерпывающего библиографического ресурса, посвящённого национальному репертуару документов. Для решения этой задачи необходимо создавать модельные документы, которые позволят унифицировать законодательство, касающееся наследия в электронной среде. Что уже есть для этого в России? Есть Стратегия развития информационного общества, в которой чётко сказано о роли Национальной электронной библиотеки, есть Федеральный закон Российской Федерации от 03.07.2016 г. № 342-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон „О библиотечном деле“ в части создания федеральной государственной информационной системы „Национальная электронная библиотека“». Есть Положение о федеральной государственной информационной системе «Национальная электронная библиотека», есть Федеральный закон «Об обязательном экземпляре документов», который даёт возможность библиотеке получать издания не только в бумажном, но и в электронном виде, и другое.


Главное здание Российской государственной библиотеки
Фото: Мария Говтвань, РГБ

Нам нужно прояснить определённый набор высоких государственных документов и убедиться, что они позволяют интегрировать наши ресурсы. И такая работа уже ведётся. Так, в рамках деятельности Библиотечной Ассамблеи Евразии создана международная рабочая группа, разрабатывающая Модельные рекомендации по установлению единых подходов по вопросу обязательного экземпляра печатного издания в электронной форме в государствах — участниках Содружества Независимых Государств. В настоящее время документ разослан членам международной рабочей группы для ознакомления и внесения поправок для дальнейшего рассмотрения в Межпарламентской Ассамблее государств — участников СНГ.

— На уровне государств — участников СНГ уже были приняты решения, связанные с гуманитарным сотрудничеством. Например, о Российской государственной библиотеке как базовой организации по подготовке кадров. Как вы думаете, можно ли трансформировать эти решения на современную ситуацию?

— Существует целый ряд научных и образовательных направлений и тем, которыми должны заниматься национальные библиотеки, поэтому следует работать в интересах всего библиотечного сообщества, и я боюсь, что кроме нас вряд ли кто-то сможет быть организатором, или, если хотите, главным бенефициаром данных направлений. Всё, что касается библиографии, книговедения, библиотековедения, вопросов реставрации и консервации фондов, я уверен, должно находиться в нашей зоне внимания. Когда мы говорим о научных направлениях, очевидно, что нужно думать и о прикладных исследованиях, прикладных задачах. Конечно, мы также должны думать о будущем, о тех моделях, которые ждут нас впереди. Изучение будущего, перспектив так же важно, как и прикладные исследования. Это касается и образовательных активностей. Уверен, что Российская государственная библиотека должна стать долгосрочным игроком рынка дополнительного профессионального и непрерывного образования. Один из корпусов библиотеки в ближайшем будущем должен стать научным и образовательным кластером отрасли. Основными направлениями станут библиотековедение, библиографоведение, книговедение, реставрация и консервация, и, конечно, национальные проекты — книжные памятники, модельные библиотеки и так далее. Этим мы должны заниматься и для себя, и в интересах сообщества.


Книжный памятник из фондов Российской государственной библиотеки в руках хранителя фонда
Фото: Мария Говтвань, РГБ

Отмечу также, что если мы будем вместе с нашими коллегами из СНГ развивать библиотечное дело, очень хотелось бы, чтобы в этом активное участие принимали государства. Хочу пожелать нам всем успеха в этом важном деле!

Во время посещения данного сайта на Ваш компьютер, телефон или иное устройство могут быть временно загружены файлы Cookie — небольшие фрагменты данных, обеспечивающие более эффективную работу сайта. Продолжая использование данного сайта, вы соглашаетесь с приёмом файлов cookie.
Подтверждаю ознакомление и согласие