До 31 мая 2020 года РГБ переносит все массовые мероприятия, а также временно ограничивает обслуживание читателей. Подробнее...
Спросите библиотекаря
Всем читателям! Доступ к ведущим мировым онлайн-ресурсам Перейти к списку

Вспоминая Ивана Цветаева

13 мая 2020 года
Экскурсоводы Ленинки рассказывают
   

На сайте Российской государственной библиотеки продолжается цикл публикаций «Экскурсоводы Ленинки рассказывают». Сегодня мы предлагаем вашему вниманию рассказ главного библиотекаря Центра по исследованию развития библиотек в информационном обществе Юлии Алиевой об Иване Цветаеве — искусствоведе, профессоре Московского университета, директоре Румянцевского музея.


Владимир Сухов. Портрет Ивана Владимировича Цветаева. Холст, мел, цветные карандаши. Государственный музей изобразительных искусств имени А. С. Пушкина

Иван Владимирович Цветаев — русский учёный, специалист в области античной истории, эпиграфики и искусства, отец Марины и Анастасии Цветаевых — родился 4 (17) мая 1847 года. Его имя возвратилось из небытия почти одновременно с именем поэта Марины Цветаевой. Прежде Ивана Цветаева старались не упоминать.

В мае 1881 года Цветаев начал почти тридцатилетнюю службу в Московском публичном и Румянцевском музее в должности хранителя этнографического отделения. Затем он работал хранителем отделения изящных искусств и классических древностей и, наконец, директором музея. Иван Владимирович Цветаев был действительным членом Петербургской Академии художеств, членом-корреспондентом Российской Академии наук, почётным членом Болонского университета, профессором Московского, Киевского, Варшавского университетов, основателем и первым директором Музея изящных искусств. Он был награждён орденами Св. Анны II степени, Св. Владимира III степени, Св. Станислава III, II, I степени, памятными медалями. Король Италии пожаловал Цветаеву Кавалерский крест ордена Итальянской короны, он был награждён также орденом Прусской короны II степени.


Румянцевский музей. Ссылка

Больше тридцати лет штат служащих музея состоял из 17 человек. В библиотеке, в которую с 1866 года поступали обязательные экземпляры всех издаваемых в стране книг, работали четыре человека. Не хватало людей для инвентаризации поступлений, образовывались залежи неописанных книг. В музеях не было денег для командировок, для печатания каталогов, отчётов, в библиотеке «пришлось установить очередь допущения в читальный зал...». Возникла очевидная необходимость разделения на два самостоятельных учреждения: библиотеку и музей.

При Иване Владимировиче Цветаеве были проведены строительные работы по обновлению здания Музея: переустроено отопление, выстроены отдельные корпуса для квартир и для казарм служителей, сделаны несгораемые перекрытия.

Иван Владимирович располагал к себе многих. «Это прирожденный министр финансов... так искусно добывать деньги из совершенно неожиданных источников... да ещё настраивать дающих деньги к благодарности... за то, что он деньги от них получал, это никакому графу Витте никогда не удастся», — говорил профессор Московского университета историк Любавский. Все свои свободные деньги Иван Владимирович также отдал на музей, а сына Андрея привёл в ужас просьбой дать адрес портного, который мог бы перелицевать костюм: «Да проще новый купить! — Это вам проще...».


Иван Владимирович Цветаев в молодости и в 1912 году

В 1907 году Иван Цветаев активно участвовал в создании проекта нового здания картинной галереи Румянцевского музея. Совместно с архитектором Клейном схематически разработал план расширения корпуса по всему свободному участку земли Музея. Речь шла о строительстве помещения для публичной библиотеки. Просил денег, тысяч 350—400. Но эти начинания не нашли поддержки, здание так и не было построено.

Несмотря на трудности существования Московского публичного и Румянцевского музея, значение их было велико. В Третьяковской галерее копировать картины не разрешалось. Поэтому профессора училища живописи рекомендовали студентам копировать картины мастеров, представленных в Румянцевском музее. В картинной галерее музея находилось полотно «Явление Мессии» («Явление Христа народу») Александра Иванова и более 50 альбомов художника.

В 1909 году, благодаря радениям Цветаева, Московское архитектурное общество объявило конкурс проекта двух новых зданий. Проектировался корпус читального зала на 400 посетителей с помещением для подручной библиотеки, раздевальни, уборной, курительной комнаты и канцелярии, а также корпус Картинной галереи площадью 772 сажени — в ней должна была размещаться отдельная «Ивановская зала».

Главным условием конкурса было сохранение архитектурно-исторического наследия: нельзя снести или сломать ворота, ограду, главный дом Московского публичного и Румянцевского музея. В ноябре 1909 года Московское архитектурное общество известило музеи о готовности представить на обсуждение публики восемь проектов. Однако критика проектов в газетах была откровенно язвительной. Цветаев читал и, конечно, переживал.

Сложность управления Румянцевским музеем в сочетании со злой волей министра народного просвещения Александра Николаевича Шварца привела к тому, что последние годы жизни Цветаева были наполнены большими неприятностями, ускорившими его смерть. Шварц не мог примириться с тем, что Цветаев стоял во главе строящегося музея и был одновременно директором Румянцевского музея. Он возбудил уголовное дело против Цветаева из-за кражи гравюр. В январе 1909 года исчезнувшие гравюры появились в букинистических магазинах. Шварц выдвинув против Цветаева обвинение в «нерадении по службе» и уволил его после 28 лет службы, не дожидаясь решения Сената, без пенсии. В письме министру народного просвещения Российской империи Льву Аристидовичу Кассо Иван Владимирович писал: «Обида, причинённая мне А. Н. Шварцем, меня разорила и подвергла публичному бесчестью».


Иван Владимирович Цветаев. Ссылка

Министр учредил 5 ревизий, проигнорировав факт, что фонды музея приросли личными библиотеками, картинами, гравюрами, этнографическими, нумизматическими коллекциями именно в период служения Цветаева на посту директора музеев. Трижды Сенат рассматривал дело, доказательства обвинения были признаны недостаточными.

В том же году произошла ещё одна неприятность: друг дочерей Цветаева, сын известного московского педагога Поливанова, поэт Эллис (Лев Львович Кобылинский) вырезал из библиотечных книг страницы. История негативно повлияла на репутацию Цветаева, хотя Эллис был оправдан присяжными.

30 августа (12 сентября) 1913 года Иван Владимирович Цветаев скончался.

Василий Васильевич Розанов, бывший в своё время студентом профессора Цветаева, в некрологе писал о его внешней заурядности, но отдавал дань утончённости и глубине его познаний:

 «... Иван Владимирович Цветаев ..., безвидный неповоротливый профессор Московского университета, который совершенно обратно своей наружности являл внутри себя деятельность, несокрушимую энергию и настойчивость, необозримые знания самого трудного и утончённого характера. Цветаев — великое имя в древнеиталийской эпиграфике (надписи на камне) и создатель Московского Музея Изящных Искусств....».


Иван Владимирович Цветаев (1847 — 1913)

Во время посещения данного сайта, Российская государственная библиотека может использовать общеотраслевую технологию, называемую cookie. Файлы cookie представляют собой небольшие фрагменты данных, которые временно сохраняются на вашем компьютере или мобильном устройстве, и обеспечивают более эффективную работу сайта. Продолжая просматривать данный сайт, Вы соглашаетесь с использованием файлов cookie и принимаете условия.