Выставка «"Недаром помнит вся Россия...": Бородинское сражение на военных картах и планах»

РГБ, читальный зал отдела картографии
с 3 сентября по 31 октября 2012 года


К 150-летию открытия Румянцевского музея в читальном зале отдела изоизданий проходит выставка фотографий Антона Углова. Имя художника не известно широкой публике, однако насыщенная общественная и творческая деятельность достойна того, чтобы спустя 85 лет увидеть его работы. В сюжетах фотографического цикла фигурирует знаменитый Пашков дом, который он выбрал в качестве непременного объекта, наблюдаемого на каждой фотографии. Сам автор объясняет свой выбор в подробной методике съемки памятников культуры.

История жизни Дмитрия Александровича Кашинцева, работавшего под псевдонимом Антона Углова, свидетельствует о человеке образованном и необычайно одаренном. Его личность так и осталась бы скрыта в потемках прошлого века, если бы не фотографии, чудом сохранившиеся в недрах Ленинской библиотеки. Анна Савельева, хранитель фонда оригинальных фотографий и иллюстрированных открыток отдела изоизданий, провела большую работу по восстановлению личности автора. Выяснилось, что стремление к просвещению, горячее желание «послужить народу», достались Дмитрию Александровичу от отца, работавшего земским врачом и, что примечательно, находившегося в дружеских отношениях с Чеховым. Большую роль в его жизни играло искусство — театр, музыка фотография. Во многих изданиях Дмитрий Кашинцев упоминается как музыкальный и театральный критик. Им были написаны десятки рецензий, в том числе на постановки Московского художественного театра.

Летом 1914 года Дмитрий Александрович в составе научной экспедиции совершил поездку по древним монастырям и городам Вологодской и Новгородской губерний. В 1918 году в Москве был издан первый выпуск серии «Художественное достояние России», в который вошли, в частности, фотографии Кирилло-Белозерского монастыря и часовни в Онежском уезде, сделанные Кашинцевым. Во вступительной статье написаны горькие, не устаревающие до ныне слова историка искусства Бориса Николаевича Эдинга о судьбе памятников в России, о «равнодушии и преступном попустительстве по отношению к вечному, и в то же время так легко разрушаемому, достоянию страны». Интересно, что Борис Эдинг был вольнотрудящимся сотрудником при отделении изящных искусств Румянцевского музея в 19121916 годах. Возможно, что именно он пригласил Дмитрия Александровича в поездку по Русскому Северу.

В 1928 году Кашинцев провел уникальную работу над фотоциклом «Прославление Пашкова дома». Сохранились не только фотографии, но и плакат-объявление с названием цикла и следующим подзаголовком: «Композиция урбанического панорамного кадра». На импровизированном плакате фотограф указал, что «организующим объектом везде служит здание Пашкова дома, б[ывшего] Румянцевского музея, ныне Библиотеки имени Ленина. Здание присутствует всюду в большем или меньшем масштабе, в том или ином объеме».

Автор предложил подробную методику съемки памятников архитектуры. Антон Углов писал: «Памятники изобразительных искусств (живописи, скульптуры, архитектуры), как уникальные объекты, нуждаются в многократных воспроизведениях». Одним из условий было «найти здание, во-первых, обладающее общими большими архитектурно-художественными достоинствами и такой комбинацией элементов, которая, усложняя задачу, в то же время способствовала бы уточнению решения. Во-вторых, здание должно было быть так расположено, чтобы на нем с полной реальностью отражалось бы влияние всех подлежащих учету факторов. Наконец, здание не должно было представлять особых технических трудностей для фотографирования, т. е. чтобы имелся достаточный простор для выбора точек снятия». Далее фотограф отмечал, что всем указанным требованиям полностью соответствовал «замечательный архитектурный памятник Москвы, построенный неизвестным зодчим в конце XVIII века, — это Пашков дом, затем названный Румянцевским музеем и в наши дни Всесоюзной библиотекой имени В. И. Ленина».

 
 
 
 

Дмитрий Кашинцев написал «построенный неизвестным зодчим» не по ошибке или невнимательности. На самом деле долгое время авторство здания считалось неустановленным. Из-за отсутствия документов, список достоверных московских построек Василия Баженова не велик, и исследователи были вынуждены прибегать и к стилистическому анализу, и к случайным источникам и косвенным данным. Впоследствии это дало возможность историкам архитектуры и москвоведам писать о памятнике как о творении великого Баженова с большей уверенностью.

После почти годовых экспериментов, фотограф с глубокой убежденностью записал: «Удобнее оказываются ранние весенние месяцы, пока почки не распустились, а солнце уже приобрело достаточную силу, чем осень, когда листва долго задерживается, „переживает“ яркость лучей. Тот же Пашков дом, перед которым разбит сквер, хотя и поставлен на возвышении, но частично заслоняется разросшимися деревьями. Летом первый этаж его исчезает, и требуется либо поднятие аппарата на 5—7 метров, либо выбор соответствующего момента его фотографирования». Скорее всего, Антоном Угловым были сделаны сотни снимков, и перед нами лишь те немногие, которые автор счел достойными. Он был строгим критиком в вопросах фотографии: не признавал ретушь, не допускал никаких погрешностей, искажающих облик памятника.

Во время «великого перелома», как отмечают историки фотографии, «приход новой политической системы повлек за собой изменение визуальных канонов». От фотографов требовалась, прежде всего, фиксация достижений нового строя, фотография превратилась в инструмент искусного конструирования новой реальности. Наверное, секрет особой пронзительности этих снимков заключается в том, что фотограф просто фиксировал еще не ушедшую старую Москву, не пытаясь вмешиваться в происходящее.

В 1930-е годы были опубликованы две книги и множество статей Дмитрия Кашинцева. В эти годы он также являлся фотокорреспондентом журнала «Наши достижения», который был основан и редактировался М. Горьким. Однако выхода в свет первого тома большой своей монографии ему было не суждено увидеть: 9 октября 1936 года Д. А. Кашинцева арестовали. Дальнейшие факты крайне скупы. Известна дата смерти: 4 ноября 1937 года в заключении. В августе 2004 года Дмитрия Александровича реабилитировали.

Хотя сохранилось совсем немного работ Антона Углова (Д. А. Кашинцева), его цикл, посвященный Пашкову дому, может служить своеобразным памятником фотографу. Бурные события ХХ века, казалось бы, стерли его имя, как и тысячи других, но серия снимков с поэтическим названием «Прославление Пашкова дома» и все другие его фотографии, многочисленные статьи и книги помогают сохранить память о нем. В скором времени издательство «Пашков дом» планирует выпустить серию открыток, в которую будут включены фотографии Антона Углова и современные снимки. На этих открытках можно будет наблюдать изменения в архитектуре города с тех же ракурсов, с которых автор запечатлел Москву уже почти столетие назад. Также планируется создание виртуальной выставки, которая расскажет о быте старой Москвы на основе фотоцикла о Доме Пашкова.