Виталий Вольф: «Время в плакатах и картинах»

Москва, РГБ, Розовый выставочный зал
c 21 декабря 2012 года по 21 февраля 2013 года

 

21 декабря в Розовом зале РГБ открылась выставка Виталия Вольфа — члена Союза художников СССР, одного из самых востребованных отечественных плакатистов. В его творческом наследии — более 250 произведений этого жанра. В экспозиции также представлена живопись юбиляра, которому в феврале 2013 года исполнится 80 лет. Это в первую очередь пейзажи средней полосы и русского Севера, созданные порой по наброскам полувековой давности.

— Находишь эскиз, сделанный на пленэре, — и память сама подсказывает: каким ты был, что чувствовал. Когда фотографируешь, ровным счетом ничего не остается. А если сделаешь в блокноте хотя бы беглый рисунок авторучкой — совсем другое дело.

На его картинах — глинистая терракотовая земля и серое, с просветами, небо. Отраженные в прозрачных водах храмы и часовни. Деревеньки с веселыми названиями — Акулово, Подсобка. Лопасня. На его картинах мало людей. Но эта пара — женщина и девочка в белых платочках — возникает то в одном сюжете, то в другом. Куда-то идут по своим делам. Без суеты, не торопясь. Тихо идут...

«Шестидесятник» Виталий Вольф однажды заметил: «Я попал в свое время». Многие считали: даже опередил. В журнале «Декоративное искусство СССР» (№ 4, 1968) о нем писали: «Можно смело сказать, что творчество В. Вольфа — это новое направление в плакате. В работах этого художника поставлены под сомнение все давно сложившиеся плакатные шаблоны».

— В советское время полностью выразить то, что чувствуешь, было нереально. Вот почему я отдал предпочтение наименее идеологизированному — зрелищному — плакату. Что в нем главное? Острый ракурс, неожиданный поворот. Чтобы зрителя, как сейчас говорят, зацепило.

Виталий Евгеньевич много работал с театрами — Москвы, Омска, Саратова, Волгограда и других городов. Он сотрудничал с такими выдающимися режиссерами, как Юрий Завадский, Андрей Гончаров, Наталья Сац. Его работы, ставшие визитной карточкой постановок, не укладывались в привычные рамки. Скажем, «Вишневый сад» прочно ассоциируется в сознании зрителей с романтикой угасания дворянских гнезд. А значит, осевший барский дом с колоннами, старые деревья, фигура дряхлого слуги Фирса. Вольф отходит от хрестоматийной подачи. Он дает виртуозный графический образ рассыпающейся эпохи: какие-то островки-осколочки, их круженье в пустом пространстве.

Для того чтобы в полной мере оценить воплощенный замысел, нужно досконально знать пьесу. На плакате к спектаклю «Три сестры» изображены птицы в полете. Олицетворение той свободы, которую так и не обрели чеховские героини? Конечно, но еще и прямой отсыл к авторскому тексту. В первом действии юная Ирина еще полна надежд: «Скажите мне, отчего я сегодня так счастлива? Точно я на парусах, надо мной широкое голубое небо, и носятся большие белые птицы». Антон Павлович занимает особое место в творческой судьбе художника. Не случайно в 2011 году Союз писателей России наградил его Памятной медалью им. А. П. Чехова.

Мастер, исходя из сюжета, исполнительского состава, тонкостей сценографии, использует разные стили. Лубок («Правда — хорошо, а счастье лучше»), иконопись («Борис Годунов»), психологический портрет («Скверный анекдот»). Из лучших киноплакатов, также показанных на выставке, можно назвать «Даму с собачкой», «Андрея Рублева», «Возвращение Броненосца», «Завтра была война».

В течение многих лет Вольф занимался оформлением книг. Именно ему была поручена работа над первым иллюстрированным изданием «Бесов» Достоевского, вышедшим в свет в 1993 году. Затем он создал более ста иллюстраций к двухтомнику Жоржа Блона «Великий час океанов».

— Будучи студентом художественного института имени Сурикова, я часто приходил с однокурсниками в Ленинку. Практически только здесь, в Музее книги, мы имели возможность в деталях рассмотреть старинные издания, переплеты, гравюры, шрифты. В этом смысле библиотека была даже важнее, чем вуз. Она многому научила.