Форзац в русском переплёте XVIII — первой трети XIX веков

с 30 января по 28 февраля 2018 года
свободный, читательский билет не требуется

Фотографии (Flickr)

 

Мини-выставка в Музее книги РГБ — о той части, на которую не всегда обращаешь внимание. Выставка показывает, какими красивыми, яркими и разнообразными могут быть в книге форзацы.

 


Витрина с форзацами XVIII века. Фото: Мария Говтвань, РГБ

 

Открывая книгу, мы стараемся побыстрее добраться до текста, нетерпеливо пролистывая всё, что мешает нам скорее начать читать. Потом закрываем книгу, ставим её на полку — и чаще всего не обращаем внимания на то, что скрыто под обложкой.

Куратор выставки Мария Борисовна Золотова выбрала для экспозиции книги XVIII — первой трети XIX веков, гражданской печати, изданные в России. Мария Борисовна стремилась показать разнообразие и красоту форзацев.

Так что же такое «форзац»? Слово происходит от немецкого Vorsatz («перед набором»)— элемент конструкции книги, лист, соединяющий книжный блок с переплётной крышкой. Выполняет защитную и декоративную функцию — скрывает «изнаночную» сторону переплётной крышки и место её крепления с книжным блоком. Нахзац (Nachsatz, «после набора») идёт после книжного блока, выполняет те же функции, что и форзац. Чаще всего форзац и нахзац в книге делают одинаковыми, но бывают и исключения.

Нередко в книгах форзацы выполнены из белой бумаги. Но смотреть на это не так интересно, поэтому на мини-выставке в Музее книги каждый экспонат привлекает внимание и отличается от своего соседа по витрине.

Важно понимать, что переплёты для книг в те времена были владельческими, то есть делались на заказ по выбору конкретного хозяина книги. Переплёт и все его элементы делались вручную — и бумага для форзацев не была исключением.

 


Куратор выставки Мария Борисовна Золотова. Фото: Мария Говтвань, РГБ

 

Самой популярной для форзацев была многоцветная мраморная бумага с разными рисунками. Процесс её изготовления был кропотливым и требовал точности. В ванну наливался специальный жидкий состав, не дававший краскам бесконтрольно растекаться или осесть на дно. Мастер поочерёдно наносил краски на поверхность этого жидкого грунта в определённом порядке, а специальные добавки не позволяли им смешиваться. Один цвет раздвигал другой, и на поверхности образовывался причудливый узор из пятен, линий и прожилок, напоминающих мрамор. Можно было менять цвета и концентрацию краски, использовать специальные инструменты — заострённые стерженьки, штифты, гребни — чтобы создавать определённый рисунок на поверхности краски. Потом на получившуюся заготовку аккуратно закладывался лист бумаги. Рисунок отпечатывался на бумаге, а для следующего листа уже приходилось повторять процесс снова. Именно поэтому каждый рисунок был по-своему уникален.

Самый распространённый тип рисунка — жилковато-пятнистый узор, как на настоящем мраморе. Из такой бумаги выполнены форзацы книги Жан-Жака Руссо «Емиль и София, или Хорошо воспитанные любовники», изданной в 1779 году, и «Начальныя основания пробирнаго искусства металлургической химии» 1781 года.

 


Руссо Ж.-Ж. Емиль и София, или Хорошо воспитанные любовники. М.: Унив. тип., [у Н. Новикова], 1779. Форзац из мраморной жилковато-пятнистой бумаги. Фото: Мария Говтвань, РГБ

 

У представленных на первой витрине книг «Служба на понедельник Светлыя Седмицы» (1765) и «Открытие сокровенных художеств...» (1771) форзац выполнен из мраморной гребешковой бумаги. При помощи деревянного или металлического гребня по слою красок на грунте в ванне проводили зигзагообразные или волнистые линии. Пятнистый узор превращался в гребешковый.

«Парчовая» бумага не производилась в России — её привозили из Голландии, Германии, других стран Европы. Для её изготовления на тонкие листы золота или серебра специальным прессом под давлением наносился рисунок. Чаще такую дорогую и красивую бумагу использовали для мягких обложек тонких книг, но на выставке можно увидеть книгу с форзацем из «парчовой» бумаги.

На витрине, посвящённой XVIII веку, сразу привлекают внимание яркие форзацы с печатным узором. Рисунок на них выполнен с помощью штампа с краской. Точно так же делались и набивные ткани — и рисунок на форзацах очень напоминает изысканную ткань.

Изготовить клеевую (или пастовую) бумагу гораздо проще, чем мраморную. В клейстер добавляли краску, наносили на поверхность бумаги и, пока состав ещё не высох, на него наносился узор: процарапывался инструментами, пальцами, заострёнными палочками.

 


Справа: Трубецкой Н. Н. Новое начертание истинныя теологии... М.: Тип. И. Лопухина, 1784. Форзац из жилковато-пятнистой бумаги в две краски «под камешки». Слева: Долгоруков И. М. Бытие сердца моего... Ч. 4. М.: Унив. тип., 1818. Форзац из жилковато-пятнистой бумаги в четыре краски «под камешки».  Фото: Мария Говтвань, РГБ

 

XIX век не отказался от мраморной бумаги, но мода внесла свои коррективы. Гребешковый рисунок практически ушёл, зато появились «подкамешковые» бумаги: в изготовлении использовалась белая краска, и на вид рисунок получался очень похожим на россыпь камешков.

В 30-х годах появился волновой способ окраски: ванну с грунтом мастер покачивал и лист бумаги накладывал на образовавшиеся волны. Рисунок получался необычным и интересным.

В первой трети XIX века приходит мода на монохромные форзацы ярких цветов: ярко-зелёные, розовые, нежно-голубые. Некоторые из форзацев сатинировались — обрабатывались, отглаживались специальными валиками, так что бумага получалась блестящая, как дорогой шёлк.

В XIX веке в книгах возникает дублюра — украшение, которое в первой трети XIX века повторяло рисунки или орнаменты, используемые в дизайне лицевой стороны или корешка книги. Чаще всего использовалось золотое тиснение. Книга сразу приобретала величественный и изысканный вид.

 


Baudelaire Ch. Les Fleurs du mal. Paris, 1888. Библиофильский переплёт, Франция, конец XIX века. Дублюра выполнена из цветной кожи в технике аппликации. Из постоянной экспозиции Музея книги. Фото: Мария Говтвань, РГБ

 

Мини-выставки, проходящие в Музее книги, всегда перекликаются с основной экспозицией. И эта выставка не стала исключением. Например, дублюре посвящена отдельная витрина в разделе «Основные элементы книги».

Отдельно стоит обратить внимание на книгу «Аптека домашняя и дорожная лекарями пересмотренная...», изданную в Лейпциге в начале XIX века. В ней примечателен не форзац, а нахзац — сложенный из бумаги кармашек, в котором владелец, возможно, мог держать рецепты или заметки.

Форзацы, как и корешки книг, — частое место вмешательство реставраторов. Если реставратор может сохранить форзац, он, конечно, делает это. Но не всегда это удаётся. Над витринами мини-выставки — кусочки подлинной форзацной бумаги XVIII—XIX века.

Выставка в Музее книги показывает, какой нарядной может быть книга внутри. Не всегда надо спешить скорее её прочитать — сначала стоит внимательно рассмотреть и полюбоваться работой мастера, который сделал всё, чтобы книгу приятно было брать в руки.

 


Аптека домашняя и дорожная лекарями пересмотренная... Лейпциг: У К. Г. Е. Арндта..., [ок. 1816]. Нахзац особой конструкции, образующей своеобразный карман-отделение для рецептов и других дополнений. Фото: Мария Говтвань, РГБ