27 июня в Российской государственной библиотеке санитарный день. Все залы, кроме читального зала в Еврейском музее, закрыты.

27 июня в Российской государственной библиотеке санитарный день. Все залы, кроме читального зала в Еврейском музее, закрыты.
Спросите библиотекаря

Ионыч

Первая публикация — Ежемесячное литературное приложение к журналу «Нива». 1898. № 9, сентябрь
 

1. Овсянико-Куликовский Д. Н. Наши писатели. I. Чехов // Вопросы психологии творчества / Д. Н. Овсянико-Куликовский. 2-е изд. М., 2008. С. 219—234. 1-я публ.: Журнал для всех. 1899. № 2/3.

В изображении города и умственного уровня его обывателей Чехов применяет «опасные художественные приёмы, давно уже скомпрометированные и опошленные», но «необыкновенное умение их обезвреживать и пользоваться ими для достижения художественных целей... ярко отличает манеру Чехова и заставляет нас удивляться оригинальности и силе его дарования». Картина утрированная, но в основе её — «высший человеческий идеал», который «лелеет» и имеет на это право художник. Старцев — человек той же рутины, которая ему ненавистна в других, но его отличие — «просвещённый ум», который ставит его гораздо выше окружающей среды. Однако доктор «не уважает прав своего собственного ума и ничего не делает... для расширения его горизонтов». В рассказе мастерски показано, как под действием общественной рутины заглохли в душе Старцева те немногие идеальные начала, которые в нём были.

2. Глинка А. С. Равнодушные люди // Очерки о Чехове / Волжский. СПб., 1903. С. 85—88.

Главный интерес рассказа заключается в изображении психологического процесса превращения неглупого врача в безличного обывателя. «Старцев растворился без остатка в обывательщине».

3. Ляцкий Е. А. А. П. Чехов и его рассказы // Вестник Европы. 1904. № 1. С. 138—140.

Рассказ растянут и скучноват. О герое нельзя сказать, что «он опускается в тины провинциальной обыденщины, что среда заела его. Входя в эту среду, он не вносил с собою никакого идейного подъёма». Заработки, карты, выпивка — «вот и вся жизнь „заеденного средою“ и в то же время отъевшегося за счёт этой среды человека». Старцев — это интеллигентное мещанство. Формированию таких «тупых, самодовольных и пошлых потребителей жизни» способствуют, в первую очередь, «нашими же руками заботливо устроенные особенности нашей школы», но этот аспект проходит мимо внимания Чехова.

4. Бердников Г. П. Проблема человеческого счастья // А. П. Чехов. Идейные и творческие искания / Г. Бердников. 3-е изд., доработ. М., 1984. С. 405—406. 1-я публ.: А. П. Чехов. Идейные и творческие искания / Г. П. Бердников. М. ; Л., 1961.

Ионыч поначалу не мирится с обывательщиной, пытается говорить о прогрессе, свободе, о значении труда, «но долго ли можно говорить на эти темы в обществе, которое его окружает?» Незаметно для себя он оказался покорен «ненавистной ему жизнью и превратился в одного из наиболее отталкивающих обывателей». Чехов ярко показал опасность примирения с существующим строем.

5. Цилевич Л. М. Соотнесенность начала и финала // Сюжет чеховского рассказа / Л. М. Цилевич. Рига, 1976. С. 101—102.

«Ионыч» по композиции сходен с романом-биографией: это «история жизни не завершившейся, но совершившейся». Это рассказ о безжизненной жизни, всё более обессмысливающейся, что выражается «взаимопоглощением конца и начала рассказа». Препятствием, отделяющим Котика от Старцева во времени и пространстве, становится музыка. Вначале читателя вместе со Старцевым раздражает «бездушная музыка», в конце читателя «раздражает и возмущает бездушие Ионыча».

6. Михельсон В. А. О романах Веры Иосифовны, водевилях Ивана Петровича и пассажах Екатерины Ивановны Туркиных // Литературная учеба. 1981. № 5. С. 189—198.

Центр содержания произведения составляет антибуржуазность. Старцев — сложная, противоречивая, замкнувшаяся в своём превосходстве над обывателями фигура, он оправдывает свой образ жизни в собственных глазах непрестанным трудом и невидимо для себя превращается в буржуа. Критик обращает внимание на «факты культуры, которые становятся как бы за текстом произведения», а именно: модный антиреалистический либеральный роман 90-х годов (роман Веры Иосифовны), водевили развлекательной обывательской драматургии («остроумие» Ивана Петровича), модернизм в русской музыке конца XIX века (музицирование Котика, которое «позволяет ей выйти за пределы эпигонских стилей и вкусов родителей). Катя — единственный светлый образ, но в Москве «Екатерина Ивановна Туркина разочаровалась в музыке, чуждой гражданских целей», т. е. в декадентстве.

7. Рынкевич В. П. [О рассказе «Ионыч»] // Путешествие к дому с мезонином / Владимир Рынкевич. М., 1990. С. 292—298.

В «Ионыче» гибнет не столько Старцев, сколько весь обывательский мир, а причина — в тотальном провинциализме, заполнившем до краёв жизнь уездной и губернской России, что непрестанно возмущало Чехова. Туркины не живут действительной жизнью, а играют в жизнь. Но у них в такой обстановке нет иного выбора, они не сумели осознать своих истинных способностей. Но даже графоманство и бездарная игра на рояле — шаг из болота мещанства к культуре. Чехов предвосхитил открытие психиатрии XX века — опасность жизни-игры, причина которой — «духовная незрелость, полуобразованность».

8. Катаев В. Б. Старцев и Ионыч // Сложность простоты: рассказы и пьесы Чехова / В. Б. Катаев. М., 1998. С. 13—22.

История в рассказе строится вокруг двух признаний в любви, как и сюжет в «Евгении Онегине», только герои поменялись местами. Объяснение судьбы Старцева тем, что «среда заела» — как минимум одностороннее. Герой в противостоянии среде — типичный конфликт в русской литературе, начиная с «Горя от ума». Отличие Чацкого от Старцева в том, что первого встречают враждебно, а на второго и внимания не обращают. Чехов пишет не об исключительном, а обыкновенном человеке, «протестантский запал молодости» которого не в силах противостоять ходу времени. Живой человек (Старцев) попадает в среду механических кукол (Туркины). Но в финале писатель отказывается оправдать героя, исходя из постулата-максимы: человек может быть обманут жизнью, он может быть не виноват, но «отвратительно то, во что может превратиться человек, которому дано всё, чтобы жить нормальной, полезной жизнью».

Во время посещения данного сайта на Ваш компьютер, телефон или иное устройство могут быть временно загружены файлы Cookie — небольшие фрагменты данных, обеспечивающие более эффективную работу сайта. Продолжая использование данного сайта, вы соглашаетесь с приёмом файлов cookie.
Подтверждаю ознакомление и согласие