27 июня в Российской государственной библиотеке санитарный день. Все залы, кроме читального зала в Еврейском музее, закрыты.

27 июня в Российской государственной библиотеке санитарный день. Все залы, кроме читального зала в Еврейском музее, закрыты.
Спросите библиотекаря

Политическая наука (политология) — 2003

Аннотированный библиографический указатель

Окончание работы: 2004

Содержание

От составителя

Аннотированный указатель литературы «Политическая наука (политология) — 2003» подготовлен для размещения в электронной библиотеке (OREL). Его цель — информация о новых книгах по политическим наукам, поступивших в Российскую государственную библиотеку за период с января по декабрь 2003 г. Включены монографии, сборники статей, антологии, учебники и учебные пособия, тиражи которых, как правило, не менее 500 экземпляров. В основу расположения материалов данного тематического указателя положены средние таблицы библиотечно-библиографической классификации (ББК). Внутри отдельной рубрики книги расположены в общем алфавитном ряду. Каждое издание представлено реферативной аннотацией, раскрывающей содержание. Применяется система номерных отсылок.

Указатель может быть использован научными работниками, преподавателями высшей школы, аспирантами и студентами, специалистами аналитических служб и практическими политиками, а также теми, кто интересуется историей и теорией политической мысли. Дан алфавитный указатель авторов и заглавий.

Предложения и замечания направляйте на адрес: recomend@rsl.ru.

Философия и общая теория политики

1. Васютин Ю. С. Регион как субъект политической власти: Учеб. пособие. — М. :Орел: Изд-во ОРАГС, 2002. — 431с. — 1000 экз.

Настоящая работа — результат исследований проблемы регионализации в России, проводимых Орловской региональной академией государственной службы.

В центре внимания автора — теоретико-методологические аспекты регионального структурирования пространства, а также политические, социально-экономические, духовные, международные основы региональной политики.

В главе I («Научные аспекты проблемы регионализации в федеративном государстве») рассматриваются сущность феномена регионализма, проблемы институционализации и структурирования региона, отношения федерализма и регионализма.

Глава II («Политико-правовые, социально-экономические и международные основы региона как субъекта политики») посвящена конкретным аспектам реформирования региона как субъекта политики. Автор подчеркивает, что статус, роль и место региона в общей системе социально-экономических и политико-правовых отношений на протяжении вот уже десяти лет в решающей степени определяют реальную конфигурацию Российского федеративного государства, которое через регионы решает политические, социально-экономические, духовные проблемы населения и развивает современные демократические институты. Характеризуя оптимальные модели федерализма для Российской Федерации, он отмечает, что наиболее приемлемым является совершенствование действующей модели, позволяющей сохранить логику исторической преемственности.

Вместе с тем, на основе анализа ситуации, сложившейся в сфере правового регулирования разграничения полномочий между различными уровнями государственной власти и органами местного самоуправления, автор приходит к выводу о необходимости внесения изменений и дополнений в действующее федеральное законодательство, формулирует предложения по изменению соответствующих статей Конституции Российской Федерации.

В качестве приложения (с. 215—431) публикуются юридические документы, касающиеся местного самоуправления в Орловской области, разграничения полномочий между федеральными органами государственной власти субъектов Российской Федерации и органами местного самоуправления по общим вопросам организации органов государственной власти и местного самоуправления и др.

В конце пособия дана литература (276 названий отечественных и зарубежных публикаций).

2. Козырев Г.И. Политологя: Учеб. пособие. — 2-е изд., доп. — М.: Моск. обл. ин-т упр. и права, 2002. — 213с. — 1000экз.

Учебное пособие подготовлено в соответствии с государственным образовательным стандартом по дисциплине «Политология» и рассчитано прежде всего на студентов технических и иных вузов, в которых политология не является профильным предметом.

В главе I («Политика как общественное явление») и II («Политология как наука и учебная дисциплина») рассматриваются причины возникновения политики, понятие политики и ее сущность, а также предмет и методы политологии, ее роль и значение как науки и как учебной дисциплины. Дается краткая характеристика методов (институциональный, социологический, сравнительный, антропологический, психологический, психоаналитический, бихевиористический и др.) и подходов (структурно-функциональный, системный и др.) современной политической науки. Глава III («История развития политической мысли») представляет собой краткий обзор исторических концепций политической мысли: философско-этической (Конфуций, Сократ, Платон, Аристотель, Цицерон), религиозной (Августин Аврелий, Фома Аквинский), гражданской (Никколо Макиавелли, Томас Гоббс, Джон Локк, Шарль Луи Монтескье), социальной (Джон Милль, Алексис. де Токвиль, Макс Вебер).

Вопросы, связанные с сущностью властных отношений, особенностями политической власти, структурой и типами политических систем, раскрываются в главах IV («Политическая власть»), V («Политическая система общества»), VI («Политические режимы»).

Глава VII («Государство») определяет понятие «государство", признаки, формы государства и правления, а также формы национально-территориального устройства государства (унитарное, федеративное, конфедеративное и др.).

Проблемам взаимоотношений между обществом и государством в различные исторические периоды посвящена глава VIII («Государство и общество»). Сущность и причины возникновения политических партий, их основные функции и типы в главе IX («Политические партии и партийные системы»).

В главах Х («Политические элиты») и XI («Политическое лидерство») внимание сосредоточено на рассмотрении содержания таких понятий, как «политическая элита", «политическое лидерство", «традиционное лидерство", «харизматическое лидерство» и «рационально-правовое лидерство» в политике. Характеризуются важнейшие школы и направления в развитии теории элит, а также современные концепции лидерства, особенности политического лидерства.

Типам современного политического сознания и политической идеологии посвящена глава XII («Политическое сознание и политические идеологии»). Проблемы политической социализации, взаимообусловленности политической системы и политической культуры личности и общества раскрываются в главе XIII («Политическая культура»). В главах XIV («Политический процесс») и XVI («Международный политический процесс») характеризуется процесс взаимодействия (противодействия) субъектов и участников политики по поводу определенного объекта. Автор подчеркивает, что «субъекты» представляют собой активных акторов политического процесса, действующих осознанно и целенаправленно, а «участники» — действуют часто не в полной мере сознавая смысл и значение происходящего. Объектом политического процесса, отмечает он, может быть любая политическая проблема, которая в нем решается. В главе ХV («Политические конфликты») внимание уделено основным проблемам конфликтологии.

Каждая глава учебного пособия снабжена рекомендательным списком литературы. В качестве «Приложения» для итоговой проверки знаний по данному курсу политологии предлагаются два варианта тестовых заданий.

3. Кольев А.Н. Политическая мифология: Реализация соц. опыта. — М.: Логос, 200З. — 382с. — 2000экз.

Это научное издание — обобщение результатов оригинального аналитического исследования, посвященного взаимосвязи мифологического мировосприятия с политическим мышлением и практикой. Автор вносит вклад в продуктивную политологию, понимающую политику как жизнь духа, как живой миф. Для России это означает умение видеть ту «апофатическую Русь», которая, по мнению А.Н. Кольева, неуязвима для любых клеветников — имитаторов от науки и лжецов от журналистики, тех, для кого от живой веры в Россию остается лишь конструкция «гражданского общества», очевидно нелепая и не пробуждающая никакого сочувствия. По этой причине, уверен автор, и не может быть принят ни один из проектов будущего как часть жизни, как органическое продолжение веры.

А.Н. Кольев подчеркивает, что возвращение жизни в науку требует возвращения мифа в политику, а точнее — создания Большого национального мифа, который возродил бы высокую гражданственность, любовь к Отечеству, к предкам и потомкам. Политическая мифология, представленная данным исследованием, призвана стать, по его мнению, не только научной концепцией, но и источником политической доктрины возрождения России.

Книга состоит из Введения, пяти глав и Заключения.

В главе 1 («Теоретико-методологические основы политической мифологии») показаны реальность мифа, бессознательное и архетип как основы мифологического мировосприятия, проанализирована связь мифов архаического общества и современных политических процессов, смысложизненных мотивов в мифе и политике.

Глава 2 («Политический миф в индивидуальном и массовом сознании») посвящена анализу особенностей политического мифа: использование мифа в политической конкуренции; культурная задача политического мифа; национальное мифотворчество и особенности обратного процесса — разрушения национальной мифологии; абсолютный миф как основа для позитивного мифотворчества.

В главе 3 («Технология конструирования политических мифов») в центре исследования находятся особенности мифологии политического героя, социальных групп и корпоративных организаций. Отдельно рассматриваются идеологии и утопии как зрелые формы политического мифа. Отмечается, что идеология «научна» только в том смысле, что содержащиеся в ней политические мифы соединены некоей концепцией. Особое внимание уделено мифологии партии, в том числе российскому партийному строительству, характерным чертам трансформаций в российской партийной системе.

В главе 4 («Механизмы разрушения политического мифа») раскрыта технология создания контрмифов (например, контрмифологическая технология сжигания истории), информационных методов разрушения национальной мифологии, в особенности методов использования консциентального оружия, разрушающего мифологические основы сознания.

В главе 5 («Национальная мифология и проект будущего России») анализируются политическая мифология в кризисном обществе и мифологические основы национальной идентификации. Центральная тема здесь — русский миф как проект национально-государственной идеологии. Один из выводов автора: политическая сторона «русского проекта» связана с историографией Империи (с вопросом о причине долгожительства, мощи и внезапного крушения Российской Империи) и конкретными задачами обеспечения единства и неделимости России, опирающимися на принципы ранга, семейной организации государства, пафос верности нации, культ чести, служения и традиции.

Следствиями консервативной установки являются требование имперской организации пространства и реформы земельного права, введение цензовой демократии, политического национализма и стратегии технологического прорыва.

4. Коэн Дж. Л. / Дж. Л. Коэн, Э. Арато . Гражданское общество и политическая теория / Пер. с англ.; Общ. ред. И.И. Мюрберг. — М.: Весь мир, 200З. — 782с.

Авторы книги по теории демократии — профессора Колумбийского университета политолог Джин Л. Коэн и социолог Эндрю Арато. Они подчеркивают, что в отличие от всего ранее написанного на эту тему, предмет данного исследования не ограничивается сферой политических институтов, областью нормативной политической философии. У авторов иная, двоякая цель: продемонстрировать, что понятие гражданского общества имеет прямое отношение к современной политической теории, и предложить хотя бы общие рамки теории гражданского общества, применимой к анализу сегодняшней ситуации. Иными словами, они исследуют проблему, какой тип гражданского общества наиболее соответствует современному демократическому государственному устройству, как соотносятся различные нормативные модели демократии (или различные проекты демократизации) со структурами, институтами и динамикой развития гражданского общества.

В первой («Теоретический анализ концепции гражданского общества: история и современное состояние») и во второй части книги («Главные теории гражданского общества») анализируются теории гражданского общества, возникшие в ХIХ—ХХ вв., и основные направления критики данных теорий. Авторы стремятся доказать, что, несмотря на возрождение традиционных концепций гражданского общества, изменения, произошедшие в ХХ в., лишают силы положения этих концепций. Нормы гражданского общества — права личности, право на неприкосновенность личной жизни, на создание добровольных ассоциаций, формализованная законность, плюрализм, публичность, свобода предпринимательства — все это в западном обществе институционализировалось противоречивым и разнородным образом. А если так, ставят вопрос авторы, то может ли какая-либо категория раннесовременной философии политики сохранять свое значение в современном мире?

Излагая концептуальную историю раннесовременных версий гражданского общества, они проводят теоретический анализ гегелевской философии права и отмечают, что современный дискурс не добавил ни одной фундаментальной категории к таким категориям, как легальность, частное, множественное, ассоциация, публичность и опосредование, что наиболее продвинутые из современных авторов (например, Михник, Кардозо) работают со всеми этими категориями.

Во второй части исследования авторы воспроизводят и критически оценивают возникшие в ХХ в. трактовки гражданского общества. Речь идет о четырех основных типах критики, потенциальными объектами которой, по их мнению, в той или иной степени являются все ныне существующие концепции гражданского общества. Они рассматривают следующие модели критики: нормативную (Ханна Арендт); историцистскую (Карл Шмидт, Рейнхард Козеллек и Юрген Хабермас); генеалогическую (Мишель Фуко); критику с позиций системного подхода (Никлас Луман).

В третьем разделе книги — «Реконструкция гражданского общества» Джин Л. Коэн и Э. Арато, принимая во внимание современные политические дискуссии и четыре описанных типа критики концепции гражданского общества, предлагают исследование, содержащее их ответы на наиболее важные возражения, выдвинутые в ходе столкновения взглядов названных критиков. Кроме того, они дают контуры реконструкции теории гражданского общества и при помощи анализа социальных движений и гражданского неповиновения восстанавливают связь этой теории с политикой.

5. Маркузе Г. Эрос и цивилизация. Одномерный человек: Исслед. идеологии развитого индустр. о-ва / Пер. с англ., послесл., примеч. А.А. Юдина; Сост., предисл. В.Ю. Кузнецова. — М.: АСТ, 2002. — 526с. — 3000экз.

Известный немецко-американский философ и социолог Герберт Маркузе (1898-1979) является одним из создателей так называемой критической теории общества, разработанной Франкфуртской школой, к которой принадлежали также Теодор Адорно и Макс Хоркхаймер.

В книгу включены два самых известных сочинения Маркузе, ставшие, наряду с работами Леви-Стросса и Кон-Бендита, политико-философским и идеологическим обоснованием студенческого движения 1960-х гг. и движения «новых левых». «Эрос и цивилизация» (1955г.) и «Одномерный человек» (1964г.) принесли автору всемирную известность, поставив его в один ряд с мыслителями, размышлявшими над судьбами западной цивилизации. На основе органичного синтеза марксизма и фрейдизма Маркузе создал свой вариант критической теории общества, суть которого в том, что репрессивное общество порождает одномерного человека, а подавляемый человек воспроизводит отношения принуждения.

В предисловии к книге «Эрос и цивилизация» он пишет: «В этом эссе я использую психологические категории, так как они уже стали политическими, традиционное разграничение психологии, с одной стороны, и политической и социальной философии, с другой, устарело вследствие условий человеческого существования в современную эпоху: прежде автономные и осознаваемые психические процессы поглощаются функцией индивида в государстве, его публичным существованием. Таким образом, психологические проблемы оборачиваются политическими: частное расстройство более непосредственно, чем прежде зависит от лечения общего расстройства… В этих условиях применение психологии для анализа социальных и политических событий означает выбор подхода, этими же событиями скомпрометированного. Задача состоит скорее в обратном: в разработке социального и политического содержания психологических понятий». Поэтому Маркузе в эссе «Эрос и цивилизация» ставит цель — способствовать развитию философии психоанализа, раскрытию философских и социально-политических импликаций концепции Зигмунда Фрейда.

В книге «Одномерный человек: Исследования по идеологии развитого индустриального общества» анализ сосредоточен на идеологических тенденциях в наиболее развитых современных обществах, на изучении их исторических альтернатив, что является, по мнению Маркузе, одной из главных задач критической теории современного общества. В условиях господства технологической рациональности, «непристойного слияния Эстетики и действительности", опровергающего всякую философию, автор видит в воображении не только терапевтическую силу, но и подлинную политическую силу. «Освободить воображение и вернуть ему все его средства выражения можно лишь через подавление того, что служит увековечиванию репрессивного общества и что сегодня пользуется свободой. И такой переворот — дело не психологии или этики, а политики в том смысле, в котором этот термин использовался в данной книге: практика, развивающая, определяющая, сохраняющая и изменяющая основные социальные институты».

Признавая консервативную настроенность основной массы населения в одномерном тоталитарном обществе и одновременно неэффективность традиционных путей и средств протеста, критическая теория общества, как думает Маркузе, «не располагает понятиями, которые могли бы перебросить мост через пропасть между его настоящим и будущим; не давая обещаний и не демонстрируя успехов, она остается негативной». Таким образом, уверен автор, «она хочет сохранить верность тем, кто, уже утратив надежду, посвятил и продолжает посвящать свои жизни Великому Отказу».

6. Политическая наука. Национализм — новейшие исследования: Сб. науч. тр. / ИНИОН РАН; Центр соц. науч.-информ. исслед. Отд. Полит. Науки, Рос. Ассоц. Полит. Науки; Отв. ред. и сост. А.И. Миллер.- М., 2002. — 188с. — (Сер. «Политология"; №4). — 550экз.

В сборнике дан анализ работ политологов, историков идей, в которых представлены новые подходы к изучению национализма, характерные для последнего десятилетия прошлого и начала нового ХХI в. Сегодня, подчеркивается в предисловии, уверенно можно говорить о новом этапе в изучении уже не национализма, но национализмов, когда возникла необходимость ситуационного подхода, особых моделей для множества специфических случаев, а возможность единой теории национализма поставлена под сомнение.

В статье О.В. Хавановой «Этничность, нация, «любовь к стране» в Европе раннего Нового времени» отмечается, что многие годы для большинства влиятельных теоретиков национализма доиндустриальный период европейской истории не представлял самостоятельного интереса. Формы этнического сознания, комплекс лояльностей, описываемых как патриотизм, социальные и культурные коннотации понятия «нация» в раннее Новое время выводились в их трудах за скобки и рассматривались в качестве стадии, предшествующей национализму. Однако в последние годы появились исследования, представляющие взгляд историка на «национальное строительство» и «конструирование идентичностей", и новые работы историков общественной мысли, раздвигающие хронологические рамки изучения национальной идеологии. В центре анализа Хавановой — книги: Маурицио Вироли «Во имя любви к стране: очерк о патриотизме и национализме» (1995г.), Колина Кидда «Британские идентичности до национализма : Этничность и нация в Атлантическом мире, 1600-1800» (1999г.) и Дэвида Белла «Культ нации во Франции: изобретение национализма, 1680 — 1800» (2001).

Статьи А.И. Миллера («Российская империя, ориентализм и процессы формирования наций в Поволжье»), В. Зайончковского («Социальное самосознание татар, бурят и башкир в России и СССР — преемственность или разрыв традиции?») и реферат книги В.В. Коротеевой («Экономические интересы и национализм») показывают многообразие исследовательских подходов к истории и современному этапу развития национализма на материале Волго-Камского региона.

В статье О.Ю. Малиновой («Проблемы национальной идентичности и национальных прав в либеральной политической теории») рассматриваются концепции либерального национализма и мультикультурализма.

В сборник вошли также статьи А.И. Тевдой-Бурмули («Старые теории и новые проблемы»), В.С. Малахова («Проблемы изучения национализма и этничности в конструктивистской парадигме (на примере российского обществоведения последних десяти лет)») и обзор Ю.В. Дунаевой («Проблемы национализма и этнической идентичности в странах Центрально-Восточной Европы»).

Книгу завершает обзор М.Э. Брандес, посвященный исследованиям положения балканских мусульман («Проблемы формирования национальной идентичности балканских мусульман: история и современность»).

Материалы сборника подготовлены сотрудниками ИНИОН, Института Европы, Института философии и Института славяноведения РАН.

7. Понятие государства в четырех языках: Сб. ст. / Под ред. О. Хархордина. — СПб.: ЕУСПб; М.: Лет. сад, 2002. — 216 с. — (Европ. ун-т в Санкт-Петербурге. Тр. фак. полит. наук и социологии; Вып. 6).- 1500 экз.

Книга исследует историю понятий «state", «etat", «valtio» и «государство", соответственно, в английском, французском, финском и русском языках. История термина, подчеркивает редактор сборника статей О.Хархордин, помогает понять как политические условия укоренения определенного типа речевых актов, так и последствия этого закрепления привычных способов делать дела с помощью когда-то довольно странного, но теперь кажущегося совсем непроблематичным слова. Книга предоставляет также возможности и для сравнительного кросс-культурного анализа феномена государства.

Открывающая сборник статья К. Скиннера «The state", как и другие его работы, заложила стандарты подобных исследований в англоязычном мире. Он дал анализ того, как надо делать историю понятий, если следовать канонам англоязычной (кембриджской) школы. Проблема подобного рода анализа заключается в том, что Скиннер рассматривает своих авторов прежде всего как людей, ведущих спор, и его интересует производство новых терминов как одно из средств продвинуть определенные аргументы. Статья Д. Кола «Политическая семантика «Etat» и «etat» во французском языке» опирается на средневековые переводы Аристотеля и на тексты на французском языке, в том числе на труды Ж. Бодена, «Опыты» М. Монтеня, политические трактаты Т. Гоббса, Ж.Ж. Руссо, Ф.Р. Шатобриана, А. де Токвиля.

Статья Т. Пулккинен — «Valtio» — история понятия «государство» в финском языке — интересна почти детективным сплетением событий европейской истории и влиянием философии на политических деятелей, которые целенаправленно пытались создать недостающий термин для обозначения феномена государства.

В статье О. Хархордина «Что такое «государство"? Русский термин в европейском контексте» сделана попытка собрать известные факты о развитии термина «государство» в русском языке и провести параллели с процессами развития понятий в других европейских языках. Раскрывая мистику делегирования, автор так формулирует загадку современного словоупотребления: почему мы говорим о государстве как о действующем субъекте, хотя знаем, что действуют только индивиды? И отвечает: это словоупотребление оказывается связанным с реликтами тех мистических доктрин, которые легли в основу наших расхожих представлений об учреждении государственной власти. А реальная проблема современного государства состоит в том, что оно функционирует не как метафора, а как метонимия: один индивид (или избранная группа) принимает на себя функцию говорить за всех и действовать на благо всех; часть принимает на себя функции представления всей совокупности, чтобы выразить и воплотить в себе всеобщий интерес, якобы присущий всем. Но это часто ведет к навязыванию всем одной частной интерпретации общественного блага под видом всеобщего и единственно возможного истолкования. Сегодня слуги государства, якобы представляющие общий интерес, навязывают эту функцию всем остальным. Необходим новый номинализм, который был бы тем более оправдан, если бы мы хотели избавиться от остаточных мистических оснований власти, которые все еще позволяют немногим управлять поведением многих с помощью примитивного таинства делегирования, подчеркивает Хархордин.

Если есть что-то общее между всеми статьями, отмечает он в предисловии, то это удивление по поводу недавнего становления термина «государство» в разных языках, о котором почти все забыли сейчас. Однако когда-то термин этот был результатом лингвистической и политической инновации, и на его утверждение потребовалось много усилий различных институтов и , прежде всего, самого нарождавшегося государства. Поэтому авторы текстов статей данного сборника пытаются сохранить для читателя странность и особенность исторического опыта зарождения новых понятий, отказываясь переводить, например, термины lo stato и il principe у Макиавелли как «государство» и «государь", что обычно предлагают нам традиционные переводы.

Издание осуществлено при поддержке программы ТЕМПУС, грант Европейской Комиссии.

8. Эллюль Ж. Политическая иллюзия: Эссе / Пер. с фр. В.В. Лазарева. — М.: NOTA BENE Media Trade Co., 200З. — 430 с.- 3000экз.

Жак Эллюль — знаменитый французский философ. Его книги — «Техника", «Пропаганда", «Аутопсия революции", «От революции — к бунтам", «Другая революция: неизбежный пролетариат» — получили широкую известность в странах Европы и США. «Политическая иллюзия", написанная в 1965г., явилась своего рода манифестом неоконсерватизма.

Несмотря на исторический опыт, человечество не пришло к реалистическому взгляду на свое положение. Оно живет постоянно распространяющимися мифами, искажающими политические инстинкты. Одна политическая иллюзия сменяет другую только затем, чтобы с помощью нового мифа завуалировать реальную действительность, которую мы не в силах удержать в своей власти.

Чтобы вновь открыть какую-то ценность в коллективной жизни, мы должны отвергнуть все старые мифы и прийти к полному осознанию политической реальности, такой какая она есть. В этом Жак Эллюль видит свою главную цель, а ее достижению и посвящена книга.

Автор отвечает на вопрос, что такое политизация и каким должен быть метод для описания и исследования этого феномена. Он отказывается от обычного политического анализа, который ведется либо на философском (политическая философия), либо на научном (политическая наука) уровне. «Мое исследование, — заявляет Ж. Эллюль во вводном разделе «Политизация", — не будет ни научным, ни философским…».

В главе I («Необходимое и случайное») дается характеристика современной политики как некоей «смеси» из двух противоречащих друг другу элементов: необходимого и эфемерного. Эфемерное и необходимое постоянно комбинируются, чтобы придать нашим политическим решениям иллюзорное обличье: иллюзию свободы в одних случаях, иллюзию важности и серьезности в других, но в реальности политический поток не только на уровне политического «действия", но и во всей социальной структуре не играет никакой роли ни в народном решении, ни в идеологии, ни в доктрине, ни в выборе, ни в желании.

Глава II («Автономия политики») развенчивает традиционную иллюзию о будто бы существующей связи между моралью, религией и политикой. Автор рассматривает важнейшие стороны автономии политики и в качестве основополагающего выдвигает следующий принцип: чем более возрастает власть, тем больше разрушаются ценности. Рост и монополизация власти опустошают смысл традиционных ценностей (истина, справедливость и др.). Более того, исчезает личностный аспект в политическом акте: индивидуальность как таковая прекращает свое существование.

Глава III («Политика в мире представлений») посвящена анализу политического преобразования, которое производится пропагандой, постоянно поддерживающей политическую иллюзию в душах тех, кто верит, что они могут в наше время изменить саму действительность путем использования политической власти.

В главе IV («Политическая иллюзия. Контроль над государством») Эллюль показывает, что значение органов представительной демократии сведено сегодня исключительно к одобрению решений, подготовленных экспертами и группами, оказывающими давление.

В главе V («Политическая иллюзия. Партиципация») демонстрируется пустота формул «народная администрация» или «демократическая администрация", которые, по утверждению автора, наполнены только эмоциональным содержанием.

В главе VI («Политическая иллюзия. «Политические решения») развенчивается еще один аспект политической иллюзии, коренящийся в убеждении современного западного человека в том, что будто бы в конечном счете все проблемы являются политическими и что их можно разрешить только в политическом плане. Эллюль подчеркивает: политическая точка зрения, по существу, позволяет сегодня людям уклониться от ценностей, отрешиться от реальности человеческой ситуации, которая является ситуацией индивидуальности, а потому и не представляет больше интереса. Описанные феномены — автономия политики по отношению к моральным ценностям; конфликт между ценностями и государственной властью; связь между средствами и целями — раскрывают, по убеждению автора книги, трагически иллюзорный характер веры в то, что справедливость, истина и свобода могут быть достигнуты.

В главе VII («Деполитизация и напряженность») рассматривается деполитизация, но не как аполитизм и отказ от политики вообще, а как реальный путь к тому, чтобы была «вновь открыта» частная жизнь, то есть «вновь открыта» ситуация, в которой подлинные проблемы жизни были бы поставлены не в терминах политики. Здесь автор стремится описать условия социальной и политической жизни, при которых возможно избежать политической иллюзии. Жизнь без политических иллюзий не сможет осуществиться, если политический человек не будет прежде всего — человеком.

В заключительной главе VIII («Человек и демократия») Эллюль, характеризуя последствия политического отчуждения, вновь отстаивает право человека как автономного центра решения, а не просто продукта социологических течений. Но человек так же и не продукт планирования, и не результат предварительно рассчитанных систематических воздействий с целью сделать его наиболее подходящим для общества. Он, наконец, и не песчинка тейяровской социальной магмы, направленной на какую-то предполагаемую мутацию.

См. 13, 23, 33

наверх

Сравнительная политология

9. Голосов Г.В. Сравнительная политология: Учеб. — 3-е изд., перераб. и доп. — СПб.: ЕУСПб, 2002. — 365 с. — (Европ. ун-т в Санкт-Петербурге. Тр. Фак. Полит. наук и социологии; Вып.

В предлагаемом вниманию читателя учебнике, начиная с первой версии (1994г.), автор не преследует широкомасштабных целей вроде создания новой науки или радикального реформирования имеющейся. Он, напротив, исходит из признания того, что политическая наука уже существует в мире и в ее нынешнем виде развивается несколько десятилетий.

Основная задача ученых — информировать заинтересованного читателя о развитии и текущем состоянии политической науки, сохраняя при этом систематический характер изложения материала. Автор подчеркивает, что эта книга порывает с дурной традицией советского обществознания, которая требовала от подобных изданий исчерпывающих и окончательных ответов на все вопросы. Более того, основное внимание при изложении теоретического материала уделяется конкурирующим концепциям и дискуссиям, в которых развивается научное сообщество. Читателям, жаждущим абсолютных истин, этот учебник вряд ли поможет. Вместе с тем Г.В. Голосов придавал особое значение тому, чтобы ввести в текст как можно больше эмпирических данных, иллюстраций, примеров из жизни отдельных государств.

Настоящее издание стало возможным в рамках сотрудничества между факультетом политических наук и социологии Европейского университета в Санкт-Петербурге и кафедрой социологии, политологии и управления социологического факультета Самарского государственного университета, осуществляемого по программе поддержки кафедр Мегапроекта «Развитие образования в России» Института «Открытое общество» (Фонд Сороса).

Глава I («Происхождение и развитие сравнительной политологии») посвящена истории и выяснению роли сравнительной политологии в комплексе политических знаний. Автор подчеркивает, что общепринятая позиция по этому вопросу в научном сообществе так и не сложилась. В данной главе речь идет преимущественно о «движении за сравнительную политологию", о позиции (отстаиваемой, например, известным ученым Г. Алмондом в «Международной энциклопедии социальных наук»), согласно которой сравнительная политология — это внутринаучное движение, вызванное к жизни в значительной мере социальным контекстом функционирования политического знания.

В главе II («Теоретические средства сравнительных политических исследований») рассматриваются концептуальные основы современной сравнительной политологии: базовые понятия политического анализа (власть, политика, государство); сходства и различия, фиксируемые при наблюдении политической жизни национальных государств (кросснациональное сравнение); понятие «национальное государство».

Глава III («Политические режимы») дает дефиницию категории политический режим, предлагает классификацию политических режимов.

Глава IV («Политическая культура и участие») посвящена анализу важнейших источников легитимности политических режимов. Изучать политическую культуру — значит ответить на вопрос: как понимает себя общество? При этом не имеет значения, является это понимание адекватным или нет, настаивает автор, ибо и в том и в другом случае оно играет исключительную роль в функционировании политической системы.

В главе V («Заинтересованные группы») рассматривается одна из самых древних проблем в истории политической мысли. Родоначальником изучения заинтересованных групп считается американский ученый А. Бентли, выпустивший в свет в 1908 г. книгу под названием «Процесс правления. Изучение общественных давлений». Автор отмечает недостаточную изученность и исключительную сложность проблемы заинтересованных групп.

Главы VI («Политические партии») и VII («Избирательные системы») посвящены анализу партийных систем и круга проблем, связанных с выборами, которые представляют собой главную арену межпартийного соревнования. Если понятие «электоральная политика» отображает всю совокупность взаимодействий между партиями (кандидатами) и избирателями, обусловленных имеющимися политическими институтами, то электоральное поведение, во многом обусловленное особенностями партийной и институциональной организации, в то же время имеет собственные характеристики, которые рассматриваются в главе VIII («Электоральное поведение»).

Главы IX («Исполнительная власть»), Х («Парламенты») и XI («Невыборные власти») дают обзор проблематики, издавна находившейся в центре внимания политологии, — политических институтов. Речь идет об институтах, за которыми, как замечает автор, закрепилось не совсем точное название «исполнительная власть». Эти институты представляют собой историческое ядро любой формы правления. Парламенты, бюрократия, конституциональные суды — все это возникло позднее, сначала для помощи исполнительной власти, затем — чтобы служить ей противовесом.

В конце учебника дан список книг и статей, которые упоминаются или цитируются в нем, указатель имен и алфавитный указатель стран и справочной информации.

наверх

Смежные политологические дисциплины (политическая глобалистика, политическая регионалистика, этнополитология, геополитика, политическая социология, политическая психология и др.)

10. Альтерглобализм: теория и практика «антиглобалистского» движения: / Под ред. А.В. Бузгалина. — М.: Едиториал УРСС, 200З. — 251с. — (Науч.-публицист. сер. «Б-ка журн. «Альтернативы"».).- 1440экз.

Движение «антиглобалистов» впервые обратило на себя внимание в ноябре 1999 г., когда его участники сорвали саммит ВТО в Сиэтле. С тех пор ни одно собрание правящих миром международных институтов (МВФ, ВТО, Всемирный банк, «восьмерка» и пр.) не проходит без сопровождения мощных по числу участников и по международному резонансу протестных акций «антиглобалистов».

Сегодня это широкое, качественно новое, интернациональное социальное движение, участники которого («зеленые» и профсоюзы, безземельные крестьяне Бразилии и интеллектуалы из «Монд дипломатик») выступают по сути не против прогресса и глобализации, а за иную интеграцию — интеграцию в интересах людей, культуры и природы; интеграцию, проводимую снизу и демократически. Вот почему «антиглобалисты» — альтерглобалисты. «Иной мир возможен!» — говорят на десятках языков участники этого растущего от года к года движения.

Основное требование «антиглобалистов", давшее начало движению, — обложение финансовых трансакций таксой («налог Тобина») на цели решения мировых проблем развития, смягчения голода и нищеты, в целом преодоление гегемонии транснационального капитала.

Среди других требований — отмена долгов развивающихся стран, демократический контроль за финансовыми рынками и их институциями, право на труд и на достойную заработную плату, обеспечение соблюдения всех прав человека, экологическое производство, право на землю, защита прав любых дискриминируемых меньшинств.

Ярлык «антиглобализм", по мнению авторов книги, был приклеен движению неолиберальными средствами массовой информации. Это было сделано неслучайно, полагают участники движения, в числе которых и сами авторы, ибо противники движения стремятся представить его участников разрушителями основ цивилизации, некими луддитами ХХI в.

Настоящая книга — едва ли не первый в мире текст, претендующий на саморефлексию движения «антиглобалистов", — текст, являющийся своего рода пролегоменом к теории «антиглобализма", обнаруживающим стремление не только описать это движение, но проанализировать этапы формирования его идеологии и программатики, противоречий и перспектив, а также самого стиля «антиглобализма».

В ней представлена реальная картина этого движения в мире и в России, дана подборка аналитических текстов как российских ученых, исследующих альтернативы неолиберальной глобализации, — А. Бузгалин, А. Колганов, И. Готлиб, А. Демидов, Б. Кагарлицкий и др., так и ведущих зарубежных авторов — ученых и лидеров движения (С. Амири, К. Агитон, Э. Валлерстайн, Р. Петрелла, Э. Туссен, Ф. Утар и др.).

Авторы раскрывают теоретические и практические задачи развития позитивной альтернативы господствующей ныне неолиберальной капиталистической модели глобализации. Они подчеркивают, что эта работа плюралистична, как и само движение, т.е. включает разные взгляды, подходы, позиции (все тексты публикуются в авторской редакции).

В приложении приводится текст: Хартия II Всемирного социального форума 2002 г. «Против неолиберализма, войны и милитаризма: за мир и социальную справедливость».

11. Артемов Г.П. Политическая социология: Учеб. пособие. — М.: Логос, 2003. — 279с. — 3000экз.

Автор указывает на существование двух традиций преподавания политической социологии — предметной и проблемной. В первом случае сначала излагается общая теория дисциплины в ее историческом развитии, а затем — ее отраслевые направления. Во втором — последовательно раскрываются основные проблемы политической жизни. В учебном пособии предпринята попытка соединения этих традиций.

Во введении дано представление о специфике социологического анализа политической жизни как отрасли социологии, изучающей факторы, механизмы и формы социального действия людей в сфере государственной власти. Указано, что теоретические предпосылки политической социологии сформировались во второй половине ХIХ — первой половине ХХ вв. в трудах А. де Токвиля (1805-1859), К. Маркса (1818-1883), Э. Дюркгейма (1858-1917), М. Вебера (1864-1920), В. Парето (1848-1923), Г. Моски (1858-1941), М. Ковалевского (1851-1916), М. Острогорского (1854-1919), А. Бентли (1870-1957) и др. Подчеркнуто, что в отличие от политологии, концентрирующей свое внимание на институциональных аспектах исследования сферы власти, политическая социология занята анализом поведенческих аспектов последней.

В разделе 1 («Методологические и теоретические основы социологического исследования политической жизни») дан обзор классических (позитивизм, социологизм, понимающая социология) и современных методологий, применяемых в политической социологии (бихевиоризм, марксизм, функционализм структурализм феноменология, символический интеракционизм). Здесь же продемонстрированы технология и методы социологического анализа, в том числе — этапы исследования (подготовительный, полевой, аналитический), методы сбора данных (наблюдение, опрос, фокус-группа, традиционный и контент-анализ), методы анализа данных.

Подробно рассмотрены система понятий политической социологии (таких, как политика, власть, господство, государство, легитимность, правящая элита, гражданское общество, политическое участие, автократия и др.), а также эволюция основных теорий политической социологии.

Раздел 2 («Социокультурные детерминанты политической жизни») посвящен характеристике макросоциологических причин, влияющих на политическую жизнь отдельных стран. Речь идет о политических традициях, социальной стратификации и ценностях. В разделе 3 («Субъекты политической жизни») раскрыты общие для всех теорий власти понятия: элита и массы, администрация и общественность, политические партии и избиратели. Особое внимание уделено анализу характера взаимодействия администрации и общественности в различных странах, динамике взаимодействия партий и избирателей в развитых странах, в современной России.

Раздел 4 («Формы проявления политической жизни») дает представление о проблемах политического сознания, его двух уровнях — политической идеологии и политической психологии, политического поведения (политическое лидерство, политическое участие, политическая мотивация, особенности электорального поведения) и политической культуры.

В пособии широко используются материалы отечественных и зарубежных эмпирических социологических исследований. В конце каждого раздела формулируются основные выводы в сочетании со словарем наиболее важных понятий и терминов. Книгу завершают списки литературы и предметный указатель.

12. Глобализация: человеческое измерение: Учеб. пособие. — М.: Моск. гос. ин-т международ. отношений (Ун-т); «Рос. полит. энцикл.» (РОССПЭН), 200З. — 110 с. — (Учеб. МГИМО). — Доп.тираж 700 экз.

Учебное пособие подготовлено кафедрой мировых политических процессов МГИМО при поддержке Представительства Программы развития ООН в России и посвящено гуманитарным аспектам глобализации.

В первом разделе книги «Глобализация и развитие человека» характеризуются сущность, ключевые проблемы и противоречия глобализации как процесса мирового развития.

Процесс глобализации трактуется «как новое качество взаимосвязанности и взаимозависимости человечества, создание наднациональных и вненациональных организаций, институтов и образований». Рассматриваются гуманитарные аспекты глобализации в экономических и технологических областях, в мировой торговле и финансах, в информационных и коммуникационных технологиях. Подчеркивается сложность и противоречивость глобализации, открывающей не только новые горизонты развития человечества, но и таящей в себе вызовы и угрозы жизни на Земле. Представляют интерес следующие цифры, которые приводятся в книге. Наибольшая плотность и динамичность глобализационных процессов в сфере экономики и технологий приходится на наиболее развитые страны, треугольник Северная Америка — Западная Европа — Восточная Азия. На промышленно развитые страны, где проживает 19 процентов мирового населения, приходится 71 процент глобальной торговли, 58 процентов прямых иностранных инвестиций, 91 процент всех пользователей Интернет. Разрыв в доходах между пятой частью мирового народонаселения, называемого «золотым миллиардом", и пятой частью, живущего в беднейших странах, сегодня определяется соотношением примерно 75:1, по сравнению с 60:1 в 1990 г. и 30:1 в 1960 г. С точки зрения авторов, оптимальный подход к решению проблемы более справедливого распределения выгод глобализации сформулирован в рамках Программы развития ООН: «Главная проблема, связанная с глобализацией, в будущем столетии состоит не в том, чтобы остановить экспансию глобальных рынков. Главная задача состоит в том, чтобы найти те нормы и институты, которые обеспечили бы более эффективное управление на местном, национальном, региональном и глобальном уровнях с тем, чтобы сохранить преимущества глобальных рынков и конкуренции и оставить достаточно места для человека, общины и ресурсов окружающей среды, чтобы глобализация служила интересам человека, а не только увеличению прибыли».

Проблема заключается и в том, что новое глобальное взаимодействие и взаимозависимость требуют новых правил поведения в сфере мирового взаимодействия, регулирующих их режимов, институтов и методов. Проблемам управления глобальными процессами посвящен второй раздел пособия «Глобальное управление и глобальное сотрудничество». В нем рассматриваются основные концепции глобального управления, дается анализ общественной и политической реакции в отдельно взятых государствах на вызовы глобального управления. Обсуждаются судьбы демократии в условиях глобального управления, проблемы управления финансовой глобализацией и создания правовой базы для глобального управления, предложения ООН по глобальному регулированию, в том числе Доклад ПРООН о развитии человека за 1994г., в котором было выдвинуто предложение о создании «новой глобальной архитектуры».

В третьем разделе книги «Глобализация и образование в современном мире» раскрывается роль знания и образования в условиях глобализации, образовательная политика в переходных странах, положительные и отрицательные моменты децентрализации современного образования, основные особенности корпоративного образования в эпоху глобализации.

В четвертом разделе — «Современные угрозы человеческому развитию» — дана характеристика актуальных экологических проблем сохранения окружающей среды и жизни на Земле, вопросов борьбы с угрозами глобального распространения нищеты и голода населения, с нарастающей наркотизацией населения планеты и глобальным распространением новых инфекционных заболеваний, с ростом «объема терроризма» и др.

К каждому разделу пособия даны список публикаций отечественных и зарубежных исследований по теме, а также вопросы для самостоятельного изучения темы.

13. Глобалистика: Энцикл. / Гл. ред. И.И. Мазур, А.Н. Чумаков; Центр науч. и приклад. программ «ДИАЛОГ». — М.: Радуга, 200З. — 1328с.- 5000экз.

Подготовка и издание энциклопедии «Глобалистика» осуществлены при научно-методической поддержке Российского философского общества (РФО), Российской экологической академии (РЭА) и при участии Международной общественной организации «Обеспокоенные философы за мир", Проекта «Пайдея» Бостонского университета (США).

Глобализация — термин, принятый для обозначения процесса стремительного формирования единого общемирового финансово-информационного пространства на основе новейших компьютерных технологий. Редакторы энциклопедии подчеркивают, что к настоящему времени сформировалась новая обширная область междисциплинарных знаний — глобалистика, в рамках которой различные науки ведут исследования процессов глобализации и порождаемых ими глобальных проблем, кризисов, прпотиворечий.

В настоящем справочно-аналитическом издании раскрываются основные понятия, концепции и тенденции развития глобалистики, содержатся новейшие фактические данные о характере происходящих изменений, выверенные сведения о соответствующих структурах, движениях, организациях, персоналиях и т.п.

Представлены основные направления глобалистики: биосфера; глобализация; глобальные проблемы, международный терроризм; демография, здравоохранение; инженерная экология и техногенез; история, исследования будущего; климат, океан, космос; культура, цивилизация; наука и техника; образование и воспитание; общественные движения, международные организации; общество, социология; мировая политика, проблемы войны и мира; право, права человека; религия, этика; устойчивое развитие, урбанизация, сельское хозяйство; философия; экология; экономика, ресурсы, природопользование.

Настоящее издание подготовлено международным коллективом авторов одновременно на русском и английском языках. Энциклопедия содержит 1250 статей, написанных ими по индивидуальному заказу и отобранных на конкурсной основе.

14. Империя пространства: Хрестоматия по геополитике и геокультуре России / Сост. Д.Н. Замятин, А.Н. Замятин. — М.: Рос. полит. энцикл. (РОССПЭН), 200З. — 715 с. — 1000экз.

Этот выпуск хрестоматии тесно связан с двумя предыдущими — «Русские столицы. Москва и Петербург» и «Пространство России». Материалом для их составления послужили русская поэзия, художественная и документальная проза, описания путешествий по России, публицистика, мемуары, дневники, письма. В отличие от двух предыдущих выпусков, в данном активно используются документальные материалы — фрагменты государственных договоров, политической переписки, стенограмм международных переговоров.

Хрестоматия состоит из шести разделов: 1) «Путеводитель", вводный раздел; 2) «Взгляд", проблемный раздел; З) «Импровизация холодных форм", основной раздел; 4) «Другое небо", раздел интерпретаций; 5) «Колонизация", образовательный раздел; 6) Справочно-информационный раздел.

Вводный и проблемный разделы, своего рода «вход» в систему, обеспечивают базу для эффективного чтения основного раздела.

В проблемном разделе — «Взгляд» — собраны небольшие статьи, дающие постановку задач, вопросов и проблем, близких или пересекающихся с основной темой книги. Это — попытка определить координаты образовательного поля, в котором развивается главная тема. Геополитика, политическая география, политические границы, политико-географические образы — ключевые понятия раздела.

В основном разделе — «Импровизация холодных форм» (пространство образа) — даны текстовые материалы по геополитике и политической географии. Подчеркивается, что текст хрестоматии, по сути, является картографическим отображением политической жизни России, всей ее истории и географии.

В разделе интерпретаций — «Другое небо» — представлена работа одного из ведущих геополитиков современной России В.Л. Цымбурского «От великого острова Руссии…».

Цель образовательного раздела — «Колонизация» — освоение прочитанного, попытка представить его в рамках основных геополитических терминов, понятий, программных положений. Задача раздела, по замыслу составителей хрестоматии, — создание некоего «электрического поля", в котором накопленные в процессе чтения книги образы и представления могут сложиться в систему геополитических и политико-географических знаний. Составители замечают, что процесс образования очень напоминает колонизацию, в ходе которой осваиваются новые территории, «территории» знания. В раздел вошли: исследовательская и образовательная программа «Политико-географическое положение и геополитика России", программа учебного курса «Политическая география и геополитика", словарь «Географические образы", словарь основных политико-географических и геополитических терминов. Хрестоматия снабжена библиографическим списком литературных и научных источников.

В качестве приложения публикуются схемы основных разделов книги, призванные помочь читателю в усвоении ее содержательной структуры. В схемах представлены связи между разделами и интерпретации образов, которые используются в основном разделе.

Хрестоматия предназначена для занятий в средних учебных заведениях.

15. Пирогов Г.Г. Россия и Запад в процессе глобализации //Глобализация и цивилизационное многообразие мира. — М.: СЛОВО, 2002. — Ч. 1. — 400с. — 500экз.

Предмет исследования Г.Г. Пирогова — социально-политические доктрины Востока и Запада в контексте реального процесса глобализации современного мира.

Автор называет двенадцать основных противоречий глобализации, которые поставили современную западную цивилизацию перед необходимостью выбора между неолиберализмом и коммунитаризмом. Противоречие 1-е: между объективным процессом сближения разных стран и народов как исторической тенденцией и стремлением определенных кругов мировой элиты установить гегемонию над всей планетой. Противоречие 2-е: между возникновением в ходе глобализации единого мирового экономического пространства и делением мира на ядро и периферию. Противоречие 3-е: между интересами ядра («золотого миллиарда»), стягивающего к себе финансовые ресурсы и опутывающего мир долговой кабалой, и интересами периферии, стремящейся использовать единое пространство для выравнивания своего экономического развития. Противоречие 4-е: между становлением единого экономического пространства и возникновением мощных региональных блоков. Это — Североамериканско-английский блок, Европейский Союз, Азиатско-тихоокеанский регион. Противоречие 5-е: между объективной тенденцией к росту производства и тенденцией к возрастающей поляризации потребления. Противоречие 6-е: между растущей эффективностью мировой экономики и соревновательным снижением жизненного уровня большинства трудящихся во имя повышения конкурентоспособности на едином мировом экономическом пространстве. Противоречие 7-е: между эффективностью свободного передвижения капиталов и возникающей на этом фоне разрушительной спекулятивной деятельностью финансового капитала. Противоречие 8-е: между выгодой, получаемой странами «золотого миллиарда» от установления западной гегемонии над миром, и размыванием их внутренних социально-экономических и даже цивилизационных основ вследствие прежде всего масссового притока цивилизационно-чуждых эмигрантских потоков. Противоречие 9-е: взамен культурного обогащения — культурная нивелировка. Противоречие 10-е: между возрастающей потребностью в стабильности единого экономического пространства и распространением локальных очагов нестабильности на все экономическое пространство. Противоречие 11-е: между объективной необходимостью существования и укрепления евразийского моста между западными и восточными цивилизациями и продолжающимся распадом этого моста после поражения Советского Союза в холодной войне. Противоречие 12-е: между объективной необходимостью возникновения глобального планетарного сообщества как единства многообразных цивилизаций и фактически возникающим одномерным миром, в котором доминирует западная цивилизация во главе с США.

В первой главе книги — «Глобальные проблемы современного мира: концепции и реалии» — анализируются причины кризиса либеральной доктрины и принципы коммунитарности как наиболее адекватной основы социально-экономических отношений ХХI в.

О том, как проблемы целого и частного, единого и множественного, свободы и ограничений, коллективизма, коммунитаризма и индивидуализма ставились русской социально-политической и философской мыслью в конце ХIХ — ХХ вв., а именно Н.А. Бердяевым и В.С. Соловьевым, — речь идет во второй главе «Западный индивидуализм и русская философия коммюнитарности».

На материале концепции культурно-исторических типов Н.Я. Данилевского, которого автор иссследования рассматривает как основоположника цивилизационного подхода, в третьей главе — «Формации или цивилизации?» — дан сравнительный анализ формационного, стадийного и цивилизационного подходов к общественно-политическому развитию.

В четвертой главе — «Западная цивилизация: расцвет или начало конца» — рассматриваются взгляды западных теоретиков цивилизационного подхода: Освальда Шпенглера, Линдона Ларуша, Джорджа Сороса, Лестера Туроу.

Пятая глава — «Соотношение социального и биологического начал в цивилизационной концепции Льва Гумилева» — посвящена евразийству. Подчеркивается актуальность евразийской концепции Л. Гумилева, мысль о том, что евразийство остается главной возможностью возрождения России. Хотя воссоединение российского суперэтноса, полагает Г.Г. Пирогов, это не безальтернативная историческая неизбежность, но скорее только шанс.

16. Пирогов Г.Г. Глобализм и судьба японской цивилизации // Глобализация и цивилизационное многообразие мира. — М.: СЛОВО, 2002. — Ч. 2. — 273с. — 500экз. Глобализм и судьба японской цивилизации. — М.: СЛОВО, 2002. — 273 с.-500экз.

Во второй части исследования на примере Японии рассматривается дальневосточный вариант цивилизационной концепции.

Глава — «Японский вариант восточной цивилизационной концепции: становление компонентов культурно-исторического типа» — посвящена особенностям развития японской цивилизации. Общеизвестно, подчеркивает Г.Пирогов, что вся история Японии состоит из периодов бурного заимствования иностранных идей и культур и следующих за ними периодов, когда страна отгораживалась от чужеземных влияний. Автор пытается дать некоторые характеристики древних китайских учений (дао, буддизм, дзен-буддизм, самурайство, бусидо), историю их развития и вхождения в общую концепцию японской цивилизации.

В заключительной, седьмой главе исследования — «Традиции и современность в социально-экономической структуре и динамике японского общества» — анализируется процесс дезинтеграции самобытной культуры и цивилизационного кризиса, который переживает современная Япония в результате либерализации экономики и вторжения западной системы ценностных ориентаций.

17. Психология восприятия власти / Под ред. Е.Б. Шестопал. — М.: Соц.-полит. МЫСЛЬ, 2002. — 241с. — (МИОН; Науч. докл.;Вып. 1.).

Книга издана в рамках Программы «Межрегиональные исследования в общественных науках» (МИОН).

Предметом исследования авторов являются механизмы функционирования власти в информационном обществе. Помимо инструментов, существовавших всегда в политике, в современном мире действенным орудием власти становятся сами образы власти и политических лидеров, распространяемые через СМИ. Книга посвящена изучению содержания этих образов, их психологической структуры и механизмов воздействия на граждан. В ее основу легли материалы заседания секции политической психологии (кафедры политической психологии философского факультета МГУ им. М.В. Ломоносова) в рамках состоявшейся в феврале 2002 г. юбилейной конференции, посвященной 60-летию восстановления философского факультета в составе университета.

В первом разделе — «Теоретические основания исследования власти» — дается анализ специфики теоретических и методологических инструментов изучения психологии власти. Подчеркивается, что среди множества объектов политологического анализа власть — особый объект, выходящий за рамки собственно политики и проникающий в самую ткань социальной жизни, в самые тонкие слои человеческих взаимоотношений, даже в структуру личности. Кроме того, несомненный интерес представляют первые результаты многолетнего исследования психологии восприятия власти российскими гражданами, которое ведется сотрудниками кафедры политической психологии МГУ с 1993 г. В статье Е.Б. Шестопал («Теоретико-методологические проблемы исследования образов власти») раскрывается содержание проблемы анализа и интерпретации образов власти. Особое внимание уделяется собственно психологическим, эмоциональным, когнитивным и поведенческим аспектам образов власти. Автор формулирует перспективные задачи исследования: выявление доминирующих в массовом сознании образов власти и их динамики на протяжении второй половины 90-х гг. ХХв. — начала ХХI в.; понимание не только декларируемых ценностей, лежащих в основании оценок гражданами власти и политиков, но уяснение также пластов скрытых, неосознаваемых ценностных параметров, которые определяют содержание образов власти; поиск психологических закономерностей становления и функционирования образов в сознании как на индивидуальном, так и на массовом уровнях.

В статье Г. Майера («Власть, безвластие и социальные изменения — психологические аспекты микрополитики») рассматривается вопрос не столько о силе власти, сколько о природе нашего бессилия перед властью. Корни подобных силы и бессилия автор ищет в психологических процессах восприятия власти гражданами.

В статье Н. Ракитянского («Психологические особенности взаимодействия элиты и общества в процессе политического реформирования») представлен иной подход к проблеме психологии власти. Речь идет об особом типе политического мышления, при котором поиски компромисса рассматриваются как проявления политической слабости.

Второй раздел книги — «Восприятие власти» — посвящен конкретным проблемам восприятия власти в России. О. Малинова («Программы как средство самопрезентации политических партий (на примере «Единства» и «Отечества»)»), используя оригинальную методологию, определяет скрытые линии политической демаркации, которые складываются на российской политической сцене. Проблема восприятия гражданами экономического статуса политиков, стремящихся к получению властных полномочий — центральная в статье И. Владыкиной и С. Плесовских. Авторы показывают, как в результате этого восприятия граждане выстраивают свои стратегии взаимоотношений с властью.

Во втором разделе освещаются также проблемы презентации власти в России в 1990-е гг. (С. Нестерова — «Отношения власти и населения. Проблемы презентации власти и ее восприятия гражданами»), влияние личностных особенностей на восприятие политической власти.

Третий раздел — «Образы политических лидеров и их восприятие» — посвящен персонифицированному аспекту изучения образов власти. В статье Д. Уинтера рассматривается проблема восприятия политических лидеров (на материале кризисов 1914 и 1962 гг.). В какой мере соответствует образ и реальная личность политика? В.А. Зорин («Проблема восприятия образа политика в контексте изучения его личности») показывает, что для политической психологии перспективным является изучение особого набора характеристик, значимых именно для политической деятельности, которую он обозначает как «политическая личность». На основе результатов репрезентативного опроса о том, каким наши граждане представляют себе идеального Президента, проведенного Фондом Общественное Мнение, А. Гришко выявил определенный категориальный профиль, который сложился в массовом сознании. Е. Киктева («Особенности формирования негативного образа политического лидера») вскрывает политико-психологические механизмы создания через СМИ негативного отношения избирателей к политику. Статья Е. Пищевой («Образы политиков: особенности коммуникаций и барьеры восприятия») посвящена анализу механизмов политического успеха. На основе изучения материалов электронных пресс-конференций Е. Лобза характеризует возможности Интернета как средства политической коммуникации.

В конце книги — статья Е. Ушаковой «Речь политика как фактор, влияющий на восприятие его образа (на примере В.В. Жириновского)».

18. Стиглиц Дж. Ю. Глобализация: тревожные тенденции / Пер. с англ. и примеч. Г.Г. Пирогова. — М.: Мысль; Нац. общественно-науч. фонд, 2003. — 300 с.

Джозеф Юджин Стиглиц, выдающийся американский экономист, лауреат Нобелевской премии за 2001 г. по экономике за исследования рынков с асимметричной информацией, автор получившей широкое признание во всем мире книги «Globapzasion and its Discontents» (New York, London), русский перевод которой предлагает Национальный общественно-научный фонд.

Как экономист Стиглиц является основателем новой отрасли экономики — «информационной экономики». В развитых им концепциях «нежелательного отбора» и «морального риска» на основе использования математических методов обоснована невозможность достижения общего рыночного равновесия в условиях неполной, неточной и асимметричной информированности рыночных агентов и несовершенной конкуренции. В 1993 г. Дж. Ю. Стиглиц был назначен главой Совета экономических консультантов при президенте Билле Клинтоне, с 1997 по 2001 гг. занимал должность главного экономиста и вице-президента Всемирного банка, что позволило ему близко познакомиться с практической деятельностью Международного валютного фонда (МВФ) и убедиться в том, что в большинстве случаев она контрпродуктивна.

В своей книге автор с теоретических позиций, но в доступной и для непрофессионала форме анализирует деятельность МВФ — международного института, стратегия которого держится на «трех столпах» так называемого Вашингтонского консенсуса: жесткой фискальной экономии, либерализации (уход государства из экономики) и приватизации.

Он полагает, что «рыночный фундаментализм» давно устарел, обеспечив цепь провалов. В книге подробно рассматриваются два крупнейших, с точки зрения американского экономиста, провала МВФ: Восточноазиатский кризис и реформы в России.

В Восточноазиатском кризисе роковую роль сыграла либерализация рынка капиталов, открывшая простор для действий международных финансовых спекулянтов. Стиглиц подвергает суровой критике российские реформы, особо выделяя массовую коррупцию, разбазаривание природных богатств правящей элитой, финансовые махинации с кредитами МВФ, падение жизненного уровня народа.

Касаясь проблем переходной экономики, американский ученый отстаивает идею постепенности и оптимальной последовательности преобразований. Он является непримиримым противником экстремистских стратегий проведения реформ, высоко оценивает опыт структурных реформ в Китайской Народной Республике.

Автор книги выражает уверенность в том, что глобализация, т.е. устранение барьеров на пути свободной торговли и более тесная интеграция национальных экономик, может быть доброй силой, что в ней заложен такой потенциал развития, который способен улучшить жизнь всех жителей Земли, в том числе и тех, кто сейчас беден. Но Стиглиц также уверен, что для осуществления этой задачи необходимо радикально пересмотреть механизмы управления глобализацией как в сфере международных торговых соглашений, играющих важную роль в устранении торговых барьеров, так и в области политики по отношению к развивающимся странам. Ссылаясь на мнение французского теоретика Пьера Бурдье, он заявляет, что очень важно, чтобы политики подходили к своим делам с позиций исследователей и опирались на неопровержимые факты и свидетельства. Но, к сожалению, слишком часто происходит прямо противоположное, когда ученые, участвующие в выработке политических решений, политизируются, идеологизируются и начинают подгонять факты и свидетельства под взгляды тех, кто привлек их к политической работе.

Особый интерес может представить глава пятая — «Кто потерял Россию?». Речь идет о втором экономическом переходе ХХ в., начавшемся осенью 1989г. с падения Берлинской стены. Первым, считает автор, был переход России к коммунизму в 1917г.

Он утверждает, что, хотя второй переход России, равно как и стран Юго-Восточной Европы, далек от завершения, многое ясно уже сейчас, а именно: «Россия получила совсем не то, что обещали ей сторонники рыночной экономики или на что она надеялась… Перспективы на будущее мрачны. Средний класс уничтожен, создана система кланово-мафиозного капитализма». Автор уделяет особое внимание анализу истории реформ в России и связанных с ними ошибок второго экономического перехода.

19. Шейнов В.П. Психология власти. — М.: Ось-89, 200З. — 525с.- 10000экз.

В первой части книги («Власть и лидерство») рассматриваются политико-психологические аспекты природы власти и природы лидерства. Внимание автора сосредоточено на раскрытии сущности власти, отличия власти-полномочий от власти-авторитета, базовых потребностей, мотивирующих поведение индивида, ориентированного на власть, специфики нормального и невротического стремления к власти, а также психологии подчинения (послушания). Он подчеркивает, что наряду с методами гуманистической психологии, исследовавшей потребности, эмоции, мотивы, механизмы политического мышления, в современной политической психологии наиболее распространенным становится политический психоанализ, который видит свою задачу в изучении политических структур личности, в классификации типов личности и в создании психобиографий политических деятелей.

Характеризуя природу лидерства, в том числе различные подходы в исследовании мотивационных источников лидерства, типологии лидеров, В.П. Шейнов отмечает ошибочность такого подхода в психологии лидерства, когда стремление к власти считается присущим биологической природе человека, заложенным в его генах. Он считает, что лишь незначительная часть людей имеет склонность к лидерству, превосходящую инстинкт подчинения; у многих стремление к власти вообще отсутствует, ибо в природе подавляющего большинства людей заложена потребность в подчинении, следовательно, поиск лидера, которому они готовы отдать власть над собой. Автор описывает некоторые политтехнологические приемы создания лидерского имиджа. Вместе с тем он замечает, что гипертрофированное властолюбие или карьеризм не могут рассматриваться как единственно возможная мотивация к лидерству.

Часть вторая («Власть ума: скрытое управление людьми») дает представление о возможностях скрытого управления и манипулирования избирателями, информацией в сфере действия политиков и руководителей коллективов. Под скрытым управлением объектом автор понимает такое управляющее воздействие на него со стороны субъекта, при котором истинная цель управления маскируется субъектом, скрывается от адресата воздействия. Манипуляция трактуется как скрытое управление объектом против его воли, когда манипулятор получает одностороннее преимущество или выгоду за счет жертвы. В роли жертвы могут выступать и отдельный индивид, и некая социальная группа, и целый народ, о чем и идет речь во второй части книги. Манипулятивные действия политиков демонстрируются на исторических примерах.

В.П. Шейнов формулирует общее положение: всякая манипуляция является конфликтогеном. Причем тем более сильным, чем больше задеты интересы жертв манипулирования.

В третьей части («Манипулирование сознанием») речь идет о приемах манипулирования сознанием с помощью политической рекламы и средств пропаганды, создания особого языка политики и политических мифов, фабрикации фактов и техники создания опереточных «противовесов» власти и т.д. Отдельно исследуется феномен Гитлера — Геббельса; в особенности, каноны нацистской пропаганды и средства манипулирования большими массами людей при тоталитарных режимах.

В четвертой части («Власть тиранов») даются (с психограммами) политико-психологические портреты самых знаменитых в истории властителей-тиранов — основателя и великого хана Монгольской империи, человека, некогда завоевавшего почти весь мир Чингисхана (ок. 1155-1227), государственного деятеля, разгромившего Золотую Орду, прославившегося чрезвычайной жестокостью правления и уничтожением целых народов Тимура (Тамерлана) (1336-1405), первого русского царя Ивана IV Грозного (1530-1584), первого российского императора Петра I Великого (1672-1725), Иосифа Сталина (1879-1953), Адольфа Гитлера (1889-1945).

Пятую часть («Власть богов войны») составили психологические очерки об известных полководцах и военачальниках — Александре Македонском, Ганнибале, Александре Суворове, Наполеоне Бонапарте, Георгии Жукове.

См. 31, 34

наверх

Прикладная политология

20. Блэк С. Паблик Рилейшнз : Пер. с англ. — М.: Сирин, 200З. — 201с.- 2000 экз.

Сэм Блэк в течение четырех лет занимал пост Генерального секретаря Международной Ассоциации ПР (ИПРА). Книга представляет собой учебник, который в деталях разъясняет базовую теорию «паблик рилейшнз» (ПР) и ее применение на практике. Она является продолжением первой книги Блэка «Практика ПР", которая выдержала много изданий и была переведена на несколько языков.

Сегодня «паблик рилейшнз» , как считают лидеры в этой сфере деятельности, занимает чрезвычайно важное место в формировании политических стратегий и программ. Эти лидеры уверены, что несогласованность в действиях отдельных индивидуумов и групп людей наносит вред развитию всего общества. И функции профессионального специалиста по ПР, отмечает в предисловии к книге доктор Эдуард Бернейз, заключается в обеспечении общественной гармонии и взаимопонимания.

Сэм Блэк подчеркивает, что ПР есть неотъемлемая часть эффективного управления любой организованной формой деятельности.

В первой части книги даются определения основных понятий и ключевых проблем теории и философии ПР, рассматриваются цели и задачи ПР, разъясняются проблемы выбора между постоянным наймом и консультированием, а также юридические аспекты ПР. Особое внимание уделяется характеристике так называемых «экстремальных ПР", их планированию, возможным средствам защиты в случаях с обвинением в диффамации (клевете).

Вторая часть посвящена методам ПР. В рамках решения задач связи с общественностью раскрываются отношения со средствами массовой информации (радио и телевидение), особенности деятельности специалиста по ПР в области книгоиздания, типографского дела, организации работы выставок и торговых ярмарок. Значительное место занимает обсуждение таких проблем, как ПР и реклама, роль исследований в области ПР, публичные выступления и подготовка конференций.

В третьей части подробно рассматривается практика ПР в различных областях: коммерция и промышленность; правительство; местные органы власти; некоммерческие сферы; ПР на международном уровне.

В качестве приложений в книге публикуются документы: Кодекс профессионального поведения Международной Ассоциации ПР (ИПРА), принятый на Генеральной ассамблее в Венеции в мае 1961г.; Европейский кодекс профессионального поведения в области ПР (Лиссабонский кодекс), принятый на генеральной ассамблее Европейской конференции ПР (ЦЕПР) в Лиссабоне в апреле 1978г.

21. Хенслоу Ф. Практическое руководство по паблик рилейшнз / Пер. с англ.; Под ред. А.Н. Андреевой. — СПб.: Изд. Дом «Нева»; М.: ОЛМА-ПРЕСС Инвест, 2003. — 190с. — 4000экз.

Книга Филипа Хенслоу дает базовые знания о предмете «паблик рилейшнз». В ней предлагается прагматический обзор всех важнейших PR-функций, даются практические рекомендации по решению многих ежедневных задач, с которыми сталкивается PR-специалист. Автор вводит понятие юридических и этических рамок практики паблик рилейшнз, а также поясняет, каким образом PR-специалисты работают вместе со своими коллегами, действующими в качестве поставщиков услуг: фотографами, издателями, дизайнерами, работниками СМИ и др.

Структура этого руководства проста: если вам надо, например, организовать конференцию, то вы открываете соответствующую главу (в данном случае «Конференции») и следуете изложенным рекомендациям. Ф. Хенслоу подробно рассказывает, как организуются и проводятся выставки, показы, приемы, каковы основные формы спонсорской деятельности и те причины, по которым следует уделять последней особое внимание.

Отдельная глава книги посвящена решению одной из ключевых задач PR-специалиста — создание того или иного текста: отчет и деловые предложения, докладная записка и протоколы, очерк и пресс-релиз. Подробно описываются этапы и содержание работы над статьей

В книге специально рассматривается «кризисное управление», или «кризисные паблик рилейшнз».

Среди новейших информационных технологий (IT), оказывающих влияние на характер работы PR-специалистов, автор описывает три новых явления: Интернет, электронная почта, серфинг как своего рода траление Интернета в поиске необходимой информации.

В качестве приложений публикуются: Кодекс профессионального поведения Института Паблик Рилейшнз (IPR) (июль 1998г.); Планирование и организация конференций; VIP-визиты; Формат Повестки дня; Планирование чрезвычайных кризисных ситуаций и др.

наверх

История политической мысли

22. Арон Р. Мемуары: 50 лет размышлений о политике / Вступ. ст. С.В. Трофимова; Пер. с фр. Г.А. Абрамова и Л.Г. Ларионовой. — М.: Ладомир, 2002. — 871 с.- 3000 экз.

Перу известного французского политического социолога и философа Раймона Арона (1905-1983) принадлежит большое количество философско-исторических и социологических работ, среди которых сам автор особое значение придавал таким сочинениям, как «Введение в философию истории", «Опиум интеллектуалов", «Мир и война", «Клаузевиц». Бернард Гийемен не без основания назвал Арона Монтенем двадцатого века, защищавшим терпимость и свободу. Но если Монтень скрывал свой политический выбор, то Арон открыто его выражал и как политический обозреватель и как философ.

Эту книгу Раймон Арон, начинавший свою карьеру как журналист, закончил незадолго до смерти. На страницах «Мемуаров» запечатлены события ушедшего столетия: предвоенная политика европейских стран, зарождение фашистского Рейха в Германии 30-х гг. и гражданская война в Испании, Вторая мировая война, поражение и оккупация Франции, фашистский режим и Сопротивление, послевоенное возрождение Европы и разделение мира «железным занавесом", алжирская трагедия и войны в Корее и Вьетнаме, подавление венгерского восстания и «пражская весна", майские события в Париже в 1968-м г. и нефтяной кризис, переворот в Чили, арабо-израильские конфликты.

В длинной ретроспективе размышлений о текущей истории Арон в качестве главных тем и вместе характеристик своей эпохи взял экономику и войну. Разъясняя свой выбор, он пишет: «Но какой другой выбор я мог бы в действительности сделать? В период, когда сформировалось мое историческое сознание, Великая депрессия обостряла немецкий национализм и толкала Гитлера к власти, а Европу — к катастрофе. Марксизм, стоящий у власти в Москве, и антипролетарская революция в Берлине — вот исторические обстоятельства, продиктовавшие направление моих исследований. Я хотел стать историком современных мне революций и войн <…> Жалел ли я о том, что мне не довелось быть Киссинджером какого-либо главы государства, как пишут, развлекаясь некоторые?» — задает себе вопрос автор в конце «Мемуаров». И отвечает словами Роже Мартен дю Гара, который в 1957 г., в тогда еще не изданных воспоминаниях набросал его портрет: «Когда читаешь написанное Раймоном Ароном, сразу настолько с ним соглашаешься, что хотелось бы иметь возможность облечь этого человека неограниченной властью и положиться на него в деле управления государством. Это «добрый диктатор», которого люди ждут с тех пор, как умер Солон. Но когда представлю его себе на этом посту… Нет, он чересчур умен, чтобы править… Ум обезоружил бы его перед лицом противников, он слишком хорошо понимал бы любую оппозицию, чтобы устранить ее, бороться с ней…».

Немало страниц «Мемуаров» Р. Арон посвятил размышлениям о встречах с Ш. Де Голлем, Ж.-П. Сартром и другими выдающимися личностями ХХ в.

23. Вебер М. Политические работы (1895—1919) / Пер. с нем. Б.М. Скуратова. — М.: Праксис, 200З. — 421с. — (Сер. «Образ общества»). — 2000экз.

В сборник вошли написанные в период 1890-1910-х гг. политические статьи и выступления одного из наиболее выдающихся создателей современной политической теории Макса Вебера (1864-1920).

Издание открывает академическая лекция «Национальное государство и народнохозяйственная политика", прочитанная М. Вебером в мае 1895 г. при вступлении на должность профессора кафедры политической экономии Фрейбургского университета. На примере Западной Пруссии он высказывает ряд соображений о государственном устройстве, основанном на национальных принципах, в особенности наглядно показывая ту роль, которую играют физические и психические расовые различия между национальностями в экономической борьбе за существование.

Статья «Избирательное право и демократия в Германии» (март 1917г.) посвящена обсуждению проблем демократии.

"Парламент и правительство в новой Германии. К политической критике чиновничества и партийной жизни» (май 1918г.) — это политическое сочинение представляет собой переработанный и расширенный Вебером вариант статей, публиковавшихся летом 1917 г. во «Франкфуртер Цайтунг» («Frankfurter Zeitung») под общим названием «Германский парламентаризм в прошлом и будущем». Поставив перед собой задачу прояснения условий существования работоспособных парламентов, автор дает глубокий и всесторонний анализ проблем развития немецкого парламентаризма. Рассматриваются такие вопросы, как: политическое наследие Бисмарка, который, по мнению Вебера, оставил после себя нацию без какой бы то ни было политической воли; повышение могущества парламента как органа контроля над администрацией, а в будущем — и места отбора политических лидеров; преодоление господства чиновников в управлении внутренними делами и во внешней политике. Здесь же обсуждается проблема демократического, т.е. равного избирательного, права в его отношении к парламентаризму, вопросы парламентаризации и демократизации, парламентаризации и федерализма.

В сборнике публикуются также: «Социализм» — речь, произнесенная М. Вебером в Вене перед офицерами австро-венгерской армии 13 июня 1918г., статья «Будущая государственная форма Германии", впервые опубликованная в «Flugschriften der Frankfurter Zeitung» в 1919г. и газетное изложение речи М. Вебера «Новая Германия", произнесенной 1 декабря 1918 г. во Франкфурте-на-Майне.

24. Грей Дж. Поминки по Просвещению: Политика и культура на закате современности / Пер. с англ. Л.Е. Переяславцевой, Е.Рудницкой, М.С.Фетисова и др.; Под общ. ред. Г.В. Каменской. — М.: Праксис, 2003. — 366с. — (Сер. «Новая наука политики»).- 2000экз.

Издание осуществлено в рамках проекта «Translation Project» при поддержке Института «Открытое общество» (Фонд Сороса) — Россия и Института «Открытое общество» — Будапешт.

В этой книге получают логическое завершение рассуждения, представленные в таких ранее опубликованных работах Дж. Грея, как «Либерализм, очерки по политической философии", «Постлиберализм, исследования в области политической мысли» и «По ту сторону «новых правых": рынки, правительство и общественная среда». Речь идет о либерализме, его основаниях, возможностях и пределах. Первая глава («Против нового либерализма») посвящена критике господствующих школ англо-американского либерального фундаментализма. В третьей главе («Толерантность: постлиберальная перспектива») рассматриваются теория и практика толерантности, подчеркивается необходимость возвращения на путь толерантности как самого надежного условия обретения свободы, особенно в областях мультикультурализма.

В четвертой («Иллюзии Просвещения и падение Советского государства») и пятой ( «Бывшие коммунистические общества в переходный период») главах автор показывает, что западные либеральные институты не только не имеют теоретического обоснования, доказывающего их универсализм, но часто обнаруживают и практические изъяны, за исключением тех случаев, когда культурные и политические традиции посткоммунистических стран являются европейскими, у этих стран есть основания развивать собственные новые институты не западного типа. Дж. Грей выявляет теоретическую и историческую необоснованность тезиса о том, что институты западного гражданского общества функционально необходимы для успеха современной экономики.

Интеллектуальная несостоятельность проекта Просвещения, крах либеральной философии истории, отличие классических видов либерализма от агонального либерализма (направление либеральной теории, возводимое автором к трудам Исайи Берлина) — темы, которые обсуждаются в шестой главе «Агональный либерализм» (от греч.слова agon — столкновение, конфликт героев в трагедии). При этом агональный либерализм характеризуется как теория, согласно которой существует несводимое к единому знаменателю множество высших ценностей, и когда эти ценности оказываются в конфликте друг с другом, нет системы измерения, позволяющей такой конфликт разрешить.

Дж. Грей доказывает (наиболее полно и систематически в седьмой главе — «Падение консерватизма»), следующее — гегемония неолиберальной идеологии в консервативной мысли и политике имеет настолько абсолютный характер, что сегодня нет ни малейшей исторической — политической или интеллектуальной — возможности возвращения к традиционному консерватизму. Теперь западный консерватизм повсюду, но особенно в Соединенных Штатах, представляет собой всего-навсего одну из разновидностей проекта всеобщей эмансипации и единой цивилизации, выдвинутого Просвещением.

В восьмой («После неолиберализма») и девятой («От неолиберализма к плюрализму») главах автор переходит от рассмотрения агональной либеральной или постлиберальной позиции к отстаиванию плюралистической перспективы, в которой либеральная практика не получает никаких привилегий, но идет речь о выработке условий гармоничного сосуществования различных культур и традиций. Он подчеркивает, что плюралистический подход не может не звучать как анафема либералам-фундаменталистам и либералам-доктринерам, ибо он отвергает универсалистские претензии либеральной теории, а также просвещенческой философии истории — претензии на желательность полного слияния культур в единую цивилизацию — на чем зиждется либеральный универсализм.

В заключительной, десятой главе «Поминки по Просвещению» обосновывается провал «проекта Просвещения». Сегодня, отмечает Дж. Грей, мы живем среди неразобранных руин проекта Просвещения, который был главным предприятием Современности. Автор полагает, что можно говорить о закате Современности, наследниками которой мы являемся, ибо изначально реализация просвещенческого проекта несла в себе семена саморазрушения. Распад прежних моральных норм и существовавших прежде религий, с их гуманистическими и универсалистскими претензиями, идущий вслед за Просвещением, может быть прелюдией к необратимому — и вероятно не вызывающему особого сожаления — закату Запада. Западным культурам может оказаться не по силам усвоить перемены в традиционных концепциях этики и науки, в теоретической мысли в целом, следующие за отказом от осевой западной традиции, чьей кульминацией является Просвещение, а результатом — нигилизм.

Заканчивая книгу, Дж. Грей пишет: «Настоящее исследование представляет собой пари, что другой способ мышления — присущий, например, некоторым видам поэтического творчества и мистицизма — может противостоять господству форм мысли, наделенных наукой и философией особыми привилегиями в западных культурах». Именно с этими, приниженными сейчас, способами мысли, полагает он, связана возможность — если она вообще существует — выздоровления культуры.

25. Классика геополитики , ХХ век: Сб. / Сост. К. Королев. — М.;СПб.: АСТ, 2003. — 731 с. — 5000экз.

В научно-популярной антологии представлены тексты классиков геополитической мысли ХХ в.: Хэлфорда Дж. Макиндера, Николая Трубецкого, Карла Хаусхофера, Николая Устрялова и Петра Савицкого. В их трудах разрабатывались важнейшие геополитические понятия и концепции, создавались новые смысловые термины и концепты мировой политики. Их теории во многом и надолго определили технологии, на основе которых выстраивались политическая аналитика и практика мировой политики в ХХ в.

В сочинении «Географическая ось истории» Х. Дж. Макиндер попытался установить связь между широкими географическими и историческими обобщениями. «Настоящий же баланс политического могущества в каждый конкретный момент является, безусловно, с одной стороны, результатом географических, а также экономических и стратегических условий, а с другой, — относительной численности, мужества, оснащенности и организации конкурирующих народов» — писал он.

Во включенном в антологию сочинении К. Хаусхофера «Границы в их географическом и политическом значении» ставилась и решалась задача разработки и обобщения для политики тех ее незыблемых основ, которые могли бы стать надежными исходными точками для справедливого разграничения отдельных частей пространств и государственных структур нашей планеты.

Геополитические исследования русских евразийцев представлены работами Н. Трубецкого («Европа и человечество", «Мы и другие", «Русская проблема", «Взгляд на русскую историю не с Запада, а с Востока») и П. Савицкого («Евразийство", «Географические и геополитические основы евразийства", «Степь и оседлость»).

Несомненный интерес вызывает также публикация лекций по общему учению о государстве «Элементы государства» Н. Устрялова, которые были прочитаны им на Харбинском юридическом факультете.

Современные геополитические исследования в России представлены статьей С. Переслегина «Самоучитель игры на «мировой шахматной доске": законы геополитики", в которой описаны принципы позиционной игры на «мировой шахматной доске».

В редакционном предисловии к книге Н. Ютанова среди актуальных проблем современных стратегических исследований называется задача построения единой понятийной системы, где возможно одновременное исследование географической, экономической, антропологической, конфессиональной, семантической динамики межнациональных и международных конфликтов, то есть создание новой области знания и равной ей международной практики выстраивания протоколов взаимодействия Земли / Геи с единым человечеством.

26. Постзападная цивилизация. Либерализм: прошлое, настоящее и будущее / Под общ. ред. С.Н. Юшенкова — М.: Новый фактор: Минувшее, 2002. — 437с.- 2000 экз.

Издание осуществлено при содействии движения «Либеральная Россия».

В предисловии С.Юшенков указывает на модное утверждение о невозможности выживания человечества на основе соблюдения либеральных принципов, на различие между ситуациями, сложившимися после террористических атак на США 11 сентября 2001 г. в самих Соединенных Штатах Америки и в России. Сначала безопасность, а потом — свобода. Речь идет о принятии законов, предусматривающих существенные ограничения прав и свобод граждан. Между тем, отмечает он, именно президенту США Б. Франклину принадлежит известное изречение о том, что если люди между свободой и безопасностью выбирают безопасность, то они теряют и свободу, и безопасность. При этом, если в условиях ограничения свобод общественность западных стран в силу возможностей гражданского общества контролировать структуры государственной власти и независимой судебной системы может позволить себе на некоторое время отойти от строгого соблюдения фундаментальных принципов открытого и свободного общества, то в России складывается иная ситуация. Здесь борьба с терроризмом вольно или невольно дает возможность государственным чиновникам пренебрегать самыми элементарными нормами права. С. Юшенков подчеркивает также, что государство Российское практически всегда в своей истории ненавидело и презирало своих граждан. Сегодняшнее государство, к сожалению, продолжает придерживаться этой гнусной традиции, «сегодня, после нескольких лет относительной свободы, государство вновь становится злейшим врагом именно своих граждан».

Он замечает, что классики либерализма придавали исключительное значение просветительству. Так, Людвиг Мизес писал: «Единственный путь, открытый каждому, кто желает вернуть мир к либерализму, — это убеждение сограждан в необходимости принятия либеральной программы. Этот просветительский труд — единственная задача, которую либерал может и должен осуществлять…».

Авторы книги ставят перед собой просветительскую задачу — распространение идей либерализма. На основе анализа современных тенденций развития цивилизаций в ней предпринята попытка заглянуть в будущее человечества с позиций либеральных ценностей.

Первая часть исследования — «История человечества как история цивилизаций» — посвящена анализу понятия «цивилизация». Авторы, не претендуя на всесторонний анализ этого понятия, не противопоставляя цивилизацию культуре, исходят из определения цивилизации как исторически ограниченной во времени системы методов и принципов организации взаимодействия между людьми в процессе общественного развития. Внимание сосредоточено на рассмотрении содержательных сторон различных видов цивилизаций, в особенности с точки зрения развития степеней свободы личности. Авторы книги всю историю человечества рассматривают как историю борьбы между коммунитаризмом (данная идея наиболее полно выражена в восточной цивилизации) и либерализмом (западная цивилизация).

Здесь исследуются также особенности и проблемы протоцивилизаций как первичных форм социальности, характерные черты восточной и западной цивилизаций. При этом отмечается, что в современном мире понятие «западное» перестало иметь сугубо географический смысл, ибо ценности западной цивилизации утверждаются не только на Западе, но и на Востоке, на Севере и на Юге. То же самое, полагают авторы, можно сказать и о ценностях восточной цивилизации.

В статье «Что такое либерализм?» С. Юшенков раскрывает содержание основных принципов либерализма — свобода, собственность, принцип laisser faire (предоставьте делу идти своим порядком), эпистемологический оптимизм, образование и культура, демократия, правозаконность, равенство, неравенство богатства и доходов, мир, патриотизм, свобода передвижения, федерализм, право на самоопределение, защита окружающей среды, толерантность, нравственность. В первой части книги излагаются также трактовки современной западной цивилизации в концепциях постиндустриальной волны (С. Туркин), проблемы повышения эффективности военной политики и предотвращения войн (Ю. Киршин) и разрешения современных международных конфликтов (А. Никитин).

Вторую часть книги «Россия: особый тип цивилизации?» составили размышления об историческом пути России. В статье С. Туркина «Между Востоком и Западом: Евразия или Азиопа?» речь идет о выборе России в контексте идеологии евразийства. Подчеркивается, что общая ориентация евразийцев на совмещение в одном пространстве поведенческих норм, свойственных Западу и Востоку, является исключительно важным тезисом для будущего России, а может быть и всего мирового сообщества. В. Новодворская («Золотое клеймо неудачи») анализирует картину российских модернизаций, начиная с ХIV в. О. Волкогонова анализирует современные версии «русской идеи» (» «Русская идея": мечты и реальность»), политико-философские основания либеральных и консервативных модернизаций в России («Либерализм и консерватизм в России ? метаполитические размышления»).

В субъективных заметках М.Молоствова «Революция и реставрация (Личное отношение к этим явлениям)» подчеркивается,что вслед за буржуазно-демократической революцией мы переживаем теперь имперскую реставрацию….

Во второй части обсуждаются также пути цивилизованного разрешения национальных проблем Х. Дельмаев «Россия и национальный вопрос»), проблема прав человека в русской национальной традиции (С. Ковалев «Права человека как национальная идея»), особенности динамизации процессов трансформации в социуме (Ю. Нисневич «Российский транзит»).

В третьей, заключительной части книги — «Постзападная цивилизация — путь для России и всего человечества» — рассматривается спектр проблем будущего цивилизации, Вызовы-и-Ответы постзападной цивилизации. Анализ различных подходов к выяснению сущности постзападной цивилизации дается в статье С. Юшенкова («Постзападная цивилизация: попытка определения»).

Статья А. Филиппова — «К глобальному постглобальному — обществу» посвящена осмыслению проблем глобализации.

Вопросы перехода от принципа баланса интересов к принципу сотрудничества и взаимодействия, лежащему в основе международных отношений, построения международной правовой системы на базе приоритета прав и свобод личности обсуждаются в статьях: «Магистрали мирового развития» (Ф. Шелов-Коведяев), «Сны политического идеалиста, или Как нам обустроить Европу и мир» (С. Ковалев), «Постдемократия» (В. Похмелкин), «Информационный фактор новой цивилизации» (Ю. Нисневич). В статье «Идеология социального государства» (Ю. Кузнецов) подчеркивается необходимость устранения долгосрочной угрозы, которую представляет для России идеология социального государства; общество должно поэтапно и полностью демонтировать соответствующие институты.

В статьях «Либерализм для России: быть собой» (В. Кизилов и В. Новиков) и «Бизнес в России: реальность и перспективы» (Н. Шарапанов) дается анализ тенденций рыночной экономики в сторону развития постиндустриальных и природосберегающих технологий.

27. Хантингтон С. Столкновение цивилизаций / Пер. с англ. Т. Велимеева, Ю. Новикова. — М.: АСТ; СПб: Terra Fantastica, 2003. — 602с. — (Рhilosophy).- 5000экз.

Летом 1993 г. журнал «Foreign Affairs» опубликовал статью С. Хантингтона «Столкновение цивилизаций?", в которой он заявлял о том, что центральным и наиболее опасным аспектом зарождающейся глобальной политики станет конфликт между группами различных цивилизаций. Статья вызвала небывалый интерес и споры. Книга, в которой автор ставил своей целью развитие, детализацию, дополнение и уточнение идей и тем, сформулированных в названной статье, — один из самых популярных геополитических трактатов 1990-х гг.

С. Хантингтон отмечает, что стремился написать не социологический труд, но, напротив, книгу, предлагающую трактовку глобальной политики после «холодной войны", дающую общую парадигму, систему обзора глобальной политики, полезной для политиков. В частности, речь идет о концепции цивилизации; о проблеме универсальной цивилизации; о взаимоотношениях между властью и культурой; о сдвиге баланса власти среди цивилизаций; о культурных истоках не-западных обществ; о конфликтах, порожденных западным универсализмом, мусульманской воинственностью и притязаниями Китая; о балансировании и тактике «подстраивания» как реакции на усиление могущества Китая; о причинах и динамике войн по линиям разлома; о будущности Запада и мировых цивилизаций.

В части 1 («Мир цивилизаций») дается критический анализ понятия «универсальной цивилизации", рассматривается процесс утверждения после 1990-х гг. мира разных цивилизаций (западная, латино-американская, африканская, исламская, синская, индуистская, православная, буддистская, японская). Автор выявляет неоднозначный характер процессов вестернизации и модернизации с точки зрения аргументации в пользу возникновения универсальной цивилизации. Модернизация не обязательно означает вестернизацию. Более того, утверждает Хантингтон, какие бы преграды на пути модернизации ни ставили не-западные общества, они бледнеют на фоне тех преград, которые воздвигаются перед вестернизацией.

В части 2 («Смещающийся баланс цивилизаций») автор делает попытку дать реальную картину, рисующую место Запада в мире, описывает глобальные феномены (культурное утверждение Азии и ислама), бросающие вызов цивилизации Запада.

В части 3 («Возникающий порядок цивилизаций») внимание сосредоточено на анализе культурной перестройки структуры глобальной политики и изменений цивилизационного порядка, сложившегося во времена «холодной войны». В мире сложится либо порядок цивилизаций, либо вообще никакого. Источниками порядка внутри цивилизаций являются стержневые страны, играющие доминирующую роль, утверждает Хантингтон.

В части 4 («Столкновения цивилизаций») рассматриваются основные характеристики мира цивилизаций, геополитические и культурные основания межцивилизационной напряженности и возможных конфликтов в возникающем мире.

Часть 5 («Будущее цивилизаций») представляет собой попытку прогноза глобального развития земной цивилизации. Автор подчеркивает, что в нарождающейся эпохе столкновения цивилизаций представляют величайшую угрозу миру во всем мире, и будущее и мира, и цивилизации зависит от понимания и сотрудничества между политическими, духовными и интеллектуальными лидерами главных мировых цивилизаций.

28 Шаклеина Т.А. Россия и США в новом мировом порядке: Дискус. в политико-академ. сообществах России и США(1991-2002) / Ин-т США и Канады РАН. — М., 2003. — 442 с.- 1000экз.

Книга представляет собой, по существу, первую в российской историографии сравнительную энциклопедию современной политической мысли США и России.

Исторический анализ отечественной политологической мысли автор дает в сравнительном контексте исследований политической науки Соединенных Штатов Америки и вводит тем самым в научный оборот большой пласт американских идей, концепций, подходов, без осмысления которых невозможно судить о характере изменений в современной американской политике и вероятной динамике внешней политики США.

Обозначая все оттенки позиций американских специалистов по России, автор подчеркивает их единство в главном: все эксперты считали, что политика США в отношении Москвы не должна смягчаться.

Представляют интерес материалы раздела, посвященные дискуссиям в среде американских либералов о роли ельцинской России в международных отношениях второй половины 90-х гг.

29. Шпенглер О. Пессимизм?: Пер. с нем. — М.: Крафт+, 200З. — 296с.- 1500экз. 1500 экз.

Предчувствие катастрофы и тоска по величию прошлого, возникающие в переломные эпохи как боязнь будущего и одновременно надежда на лучшее, нашли свое отражение в работах Освальда Шпенглера (1880-1936), так или иначе связанных с его главным сочинением «Закат Европы». В данный сборник включены его статьи разных лет: «Пессимизм ли это?", «Деньги и машина", «Философия лирики» и «Прусская идея и социализм».

В своем сочинении «Пессимизм ли это?» автор пытается развеять непонимание и недоразумения, вызванные его книгой «Закат Европы", с тем, чтобы, как он выражается, подготовить мышление читателей к восприятию нового взгляда на вещи и к новому мировоззрению, центром которого служит идея судьбы, которая безусловно принадлежит другому миру, нежели познание причины и действия.

Брошюра «Деньги и машина» представляет собой заключительную главу второго тома «Заката Европы» и посвящена рассмотрению вопроса о той революционной роли, которую суждено сыграть в пределах современной цивилизации двум мощно-властным факторам — финансам и технике.

"Прусская идея и социализм» — сочинение Шпенглера, возникшее из его заметок, предназначенных для второго тома «Заката Европы». Во введении к этому сочинению Шпенглер писал, что слово «социализм» служит для обозначения если не самого глубокого, то самого громкого вопроса современности. Все употребляют это слово, но каждый при этом думает о другом, каждый вкладывает в этот лозунг то, что он любит или ненавидит, чего он боится или чего желает. Но никто не охватывает при этом исторических условий в их узком и широком смыслах. Инстинкт ли социализм или система? Конечная ли цель человечества или только устройство жизни на сегодня и завтра? Или это есть лишь требование отдельного класса? Тождественен ли он с марксизмом? И если социализм не совпадает с марксизмом, как думает Шпенглер, то, задает он вопрос, что же социализм такое? В этой книге содержится ответ, говорит автор.

30. Шпенглер О. Пруссачество и социализм / Пер. с нем. Г.Д. Гурвича; Послесл. А.М. Руткевича. — М.: Праксис, 2002. — 227с. — (Сер. «Идеологии»).- 3000экз. 3000 экз.

"Социализм — пишет О. Шпенглер — это не система милосердия, гуманности, мира и заботы, но система воли к власти. Цель его совершенно империалистическая: благоденствие в экспансивном смысле, но не больных людей, а жизнедеятельных, которым стремятся дать свободу действия, вопреки сопротивлению собственности, рождения и традиции».

Это сочинение Шпенглера, ставшее манифестом «консервативной революции» в Германии, было написано в 1919г. вскоре после подписания Версальского договора и провозглашения Веймарской республики. Оно послужило одним из главных катализаторов идеологических и политических споров в немецкой социально-философской мысли первой половины ХХ в. Эссе положило начало не соединению идей консерватизма и социализма вообще, но именно той его трактовке, которая господствовала среди так называемых «младоконсерваторов». Пруссачество — вот немецкий социализм, где сам король говорил о себе как о первом слуге или чиновнике государства. Позднее, в сочинении «Годы решения» (1933) О. Шпенглер написал, что его работа «Пруссачество и социализм» была неверно понята многими представителями «национального движения": единственный социализм, о котором он говорил, сводится к воле и характеру, к прусской дисциплине.

См. 4, 5, 7, 11, 35

наверх

Политика и современное политическое положение в целом

31. Российские стратегические исследования / Под ред. Л.Л. Фитуни. — М.: Логос, 2002. — 190с.- 1000экз.

Настоящий сборник (планируется, что издание станет ежегодным) является первой отечественной публикацией, посвященной стратегическим исследованиям. Он подготовлен специалистами различных российских исследовательских центров, ведомств, университетов. В работе отражены также взгляды зарубежных экспертов на актуальные проблемы стратегического положения России в современном мире. Все статьи отражают исключительно мнение их авторов.

В краткой вводной статье «Геополитическая революция и стратегические вызовы 2002 года» редактор сборника Л.Л. Фитуни дает обзор основных геополитических проблем, подчеркивая, что «краеугольным камнем геостратегических перемен стала борьба с международным терроризмом, которая четко обозначила сравнительную ценность нынешних и будущих союзников Одинокой Сверхдержавы». При этом, как и предсказывалось, все произошло неожиданно, но в полном соответствии с основными доктринальными документами США, касающимися грядущих военных угроз и стратегических вызовов ХХI в. Водоразделом геополитических эпох стало 11 сентября 2001 г. Суть глобальной геополитической революции в том, отмечает Л.Л. Фитуни, что впервые за последнее тысячелетие евроатлантическое пространство перестало находиться в центре глобальных стратегических разломов. Западная Европа превратилась в хинтерланд, периферию, глубокий тыл ключевых наземных операций и линий конфронтации.

В центре внимания авторов статей первого раздела, объединенных темой «Глобализация и экономическая безопасность", такие вопросы, как геоэкономическая система мироустройства (А.И. Неклесса — «Четвертый Рим. Глобальное мышление и стратегическое планирование в последней трети ХХ века", Л.Л. Фитуни — «Новая архитектура мировой экономики»), социально-экономический подход к оценке взаимосвязей негативной и позитивной экономик (Л.В. Гевелинг — «Механизм деструктивного хозяйства (некоторые вопросы теории)»), об отношениях Китай — США — Россия (Чжай Дэцюань «Стратегические итоги 2001 г.: Взгляд из Китая»), переход от национальной обособленности к активному участию в международном разделении труда как путь к эффективному экономическому росту (Т.Л. Дейч — «Китай: Ответ на вызовы глобализации»).

Второй раздел книги — «Региональная безопасность и международные отношения» — составили работы, посвященные анализу динамики распределения политической власти в современном мире (Ю.В. Соколов — «Политическая структура мира. Между терроризмом и биполярностью»), новых подходов к решению проблем региональной безопасности (Д. Каушин — «Борьба с терроризмом и урегулирование кризиса в Центральной и Южной Азии требуют целостного подхода"; В.А. Усов — «Динамика региональной безопасности и поиски новых форм сотрудничества в бассейне Индийского океана в 90-е годы ХХ века"; И.Л. Лилеев — «Некоторые вопросы теории и практики обеспечения международной безопасности глобальной периферии"; В.В. Павлова — «Африка возрождается? Параметры гуманитарной безопасности и концепция устойчивого развития».)

Третий раздел — «Информационные войны» — содержит анализ положительных и отрицательных последствий развития и глобализации информационных технологий (И.О. Абрамова, Д.В. Поликанов, Л.Л. Фитуни — «Интернет, трансформация обществ и сетевые войны"; С.С. Степанов — «Роль информационных технологий в развитии стран с переходной экономикой"; И.С. Турчанинова — «Образование как стратегический ресурс информационного общества»).

В четвертом разделе — «Россия в зарубежных стратегических исследованиях» — представлены статьи немецких аналитиков (К. Майер, Х.Тиммерман «После 11 сентября: новые германо-российские отношения?"; Райнер К.Хубер — «Терроризм и необходимость глобальной противоракетной обороны: возможность для сотрудничества с Россией»).

Издание предназначено для государственных и политических деятелей, сотрудников аналитических служб, специалистов в области политологии, международных отношений, экономики и социальных наук.

32. Россия в условиях трансформаций: Материалы историко-политолог. семинара. — М.: МРПЦ, 2002. — 157с.- 700экз.

Здесь собраны материалы историко-политологического семинара, состоявшегося 20 сентября 2002 г. и посвященного памяти проф. Г.Г. Дилигенского: доклад К.Г. Холодковского «Герман Дилигенский: путь ученого и мыслителя"; выступлени Г.И. Вайнштейна («Научный авторитет и репутация Дилигенского — безупречны») Н.Ю.Лапиной («Блистательный знаток истории»), В.В. Серебрянникова («Мудрость учителя — в непредвзятости научного анализа"»).

В сборник вошли также извлечения из наиболее известных книг Г. Дилигенского, таких как «Люди среднего класса» (М.: Ин-т Фонда «Общественное мнение", 2002. — 285с.), «Социально-политическая психология. Учеб. пособие для высших учеб. заведений» (М.: Наука, 1994. — 304с.), «Российский горожанин конца девяностых: генезис постсоветского сознания (социально-психологическое исследование) (М.: ООД ИМЭМО РАН, 1998. — 134с.), выдержки из выступлений Г.Г. Дилигенского на семинаре «Россия в условиях трансформаций", краткая библиография его трудов.

Кроме того, книга содержит подборку статистических данных — «Российская наука, российская действительность в зеркале статистики» и высказываний выдающихся деятелей науки — «Слово о науке и роли ученых в обществе».

В настоящий выпуск включены также материалы историко-политологического семинара, состоявшегося 11.09.02., в том числе: доклад Д.В. Маслова «Подходы к изучению состояния советской системы накануне «перестройки", выступления по докладу А.А. Королева («Знали откуда шли, но вот куда?»), В.В. Шелохаева (» «Застой») в сравнительном контексте»), Заключительное слово Д.Д. Маслова.

В помощь ученым и преподавателям в книге предлагается библиография: «Новые поступления книг по тематике семинара в Российскую государственную библиотеку (октябрь 2002)» (всего 32 названия); публикуется перечень докладов, прочитанных на семинаре в 2000 г., а также хроника и тематика заседаний историко-политологического семинара в 2001-2002гг.

33. Толстых В.И./ В.И.Толстых, Н.Н.Зарубина, А.И.Колганов, В.М.Межуев, Н.М.Римашевская, Б.Ф.Славин, В.Г.Федотова. Горбачев-Фонд. Труды Горбачев-Фонда. — М.: Горбачев-Фонд. Т.8; О стратегии российского развития: Аналит. Докл. — 2003. — 394с. — 300экз.

В докладе излагаются итоговые результаты проведенного в Горбачев-Фонде (2001-2002) исследования проблем развития России на ближайшую и долговременную перспективу.

Это — попытка ответить на извечный русский вопрос «что делать?", ныне предельно актуализированный сложившейся социальной, политической и познавательной ситуацией, полагают авторы. В докладе сочетается социально-философский подход с жизненно-практическим применением полученных выводов и вытекающих из них предложений для действующей политики и политиков. Настаивая на приоритете национальных интересов страны, авторы исходили из потребностей реальности, стремились выявить точки согласия в позициях политических сил и движений, предлагающих свои варианты вывода России из кризисного состояния и развития в условиях глобализирующегося мира.

Они подчеркивают свою искреннюю приверженность созидательным намерениям и усилиям главы государства В.В. Путина. Поддерживая в целом новый проект реконструкции России, реализация которого фактически началась с 2001г., авторы доклада вместе с тем указывают на неопределенность и расплывчатость образа будущего России в предлагаемой и осуществляемой реформаторской программе действий. В связи с этим их внимание сосредоточено на выработке стратегии, на проблеме ценностного обоснования и обеспечения российских реформ, формулировании целей и долговременнных ориентиров для реформаторских усилий власти.

В первой главе — «Стратегия для России — какая нужна, какая возможна» — представлены и обрисованы основные направления стратегии и контуры преобразований, в которых современная Россия объективно нуждается и которые, при необходимых условиях и усилиях, могут быть ею успешно осуществлены. В качестве главных обсуждаются вопросы: какие именно стратегические цели и приоритеты должны быть избраны в качестве долгосрочных ориентиров и задач; кто объективно заинтересован в успехе дела реконструкции страны и способен взять на себя роль субъекта реформ. Основной предпосылкой реализации стратегии развития авторы считают моральное состояние страны, присутствие духа и воли нации к возрождению и обновлению.

Вторая глава — «Какое общество мы создаем. Ценности и цели» — посвящена анализу ценностных оснований и ориентиров перестройки российского социума.

В третьей главе — «Гражданское общество и государство» — обсуждается проблема становления гражданского общества и правового государства под углом зрения постепенного превращения его в социальное государство, назначение которого состоит в обеспечении каждому гражданину достойной жизни и свободного развития его личности. Подчеркивается, что в переходный период государство берет на себя активную роль в формировании социального рыночного хозяйства, в трансформации «реактивной» (субсидиарной) социальной политики в адресную, проводимую на основе консенсуса ценностей социальной справедливости и свободы, в становлении равновесной социально-классовой структуры общества.

Четвертая глава — «Социальная сфера и социальная политика» — обосновывает основные принципы и стратегические задачи в развитии социальной сферы, выдвигая на первый план идею возвращения государству его социальных функций, фактически изъятых из оборота государственной политики в ходе «шокового» реформирования страны в предшествующее десятилетие.

Заключительная пятая глава — «Экономическая реконструкция, или Путь к новой экономике» — посвящена выработке стратегии экономической реконструкции России.

В качестве приложений публикуются аналитические материалы — авторизованные стенограммы заседаний Круглых столов, состоявшихся в «Горбачев-Фонде» и посвященных следующим трем темам: «Модернизационный вызов современности и российские альтернативы", «Проект реконструкции России: возможные коррективы и альтернативы", «О стратегии российского развития».

В создании доклада участвовали В.И. Толстых, Н.Н. Зарубина, А.И.Колганов, В.М. Межуев, Н.М. Римашевская, Б.Ф. Славин, В.Г. Федотова.

См. 26, 27, 28

наверх

Общественно-политические движения и организации

34.Апостолов А.Г. Как продать ближнего: (Донос как способ существования). — М.: Изд-во УРАО, 200З. — 294с.- 500экз.

Сборник научно-популярных и публицистических статей, освещающих природу происхождения, теорию и практику доносительства, а также феномен массового политического извета в российской действительности ХХ в. Здесь впервые дано четкое определение доноса как такового и массового политического извета как феномена. Автор проводит четкую границу между этими, на первый взгляд, близкими понятиями.

Смертельный извет, донос — русская национальная болезнь, утверждает автор, но она не славянского происхождения, это — азиатское поветрие, занесенное как чума или оспа из Золотой Орды, куда «уруситы» веками ездили жаловаться друг на друга, вымаливая подачки и льготы… Ханы и баскаки пировали на досках, под которыми лежали раздавленные, оклеветанные русские князья. Об этом, замечает А.Г. Апостолов, старались не писать господа карамзины и соловьевы.

В книге отмечается, что история политического и бытового доносительства в России и СССР еще полностью не раскрыта. Настоящий оригинальный и новаторский по своей социальной заостренности труд приоткрывает завесу над этой великой для России тайной.

Во вступительной статье «Донос под линзой» историк быта и дворянской культуры Алексей Смирнов написал: «В свое время изучением феномена массового доносительства в контексте социальной психиатрии занимался великий русский психиатр Петр Борисович Ганнушкин. Но ему и его ученикам в начале 19З0-х гг. дали по рукам и категорически запретили разрабатывать новые, ранее невиданные в мире темы, связанные с психическими заболеваниями на социальной почве в атмосфере тотального, массового доносительства. Анатолий Апостолов при рассмотрении этой страшной темы предпочел использовать пока что одну линзу, линзу собственной души, но из нее надо еще сделать микроскоп, в котором мы увидим смертельную опасность моральной чумы доносительства, не преодолев которую невозможно создать новую демократическую Россию».

35.Библиотека Единой России: Кн. первая. Идеи. / Сост. Г.И. Моро. — М.: Алгоритм, 200З. — 462с.- 3000экз.

Данное издание — собрание текстов представителей мировой консервативной политической мысли. Материалы по каждой персоналии антологии — Конфуций, Платон, Томас Гоббс, Эдмунд Берк, Александр Гамильтон, Николай Карамзин, Федор Тютчев, Константин Леонтьев, Гюстав Лебон, Фридрих Ницше, Вильфредо Парето, Петр Струве, Карл Шмитт, Иван Ильин — включают очерк жизни и творчества мыслителя, список основных сочинений, подборки текстов.

Во вступительной статье «Консервативный проект для России» Ю.Н. Солонин замечает, что уже в ближайшее время не исключено появление нового российского проекта, в котором будет развиваться оригинальная версия отечественного «консервативного социализма». При определенных исторических предпосылках, среди которых главную роль будет играть наличие государственной воли у новой политической элиты, консерватизм, как подчеркивается, может стать не только и не столько предметом кабинетных научных дискуссий, сколько реальной твердой основой концепции решительных изменений в российской политической жизни.

Партия «Единая Россия» в настоящее время взяла на вооружение консервативные ценности: государство, церковь, власть, армия, социальная иерархия, семья. Задача российского консерватора, утверждает Солонин, — превратить консервативную традицию мысли в нравственную и методологическую основу преобразования России.

36.Зюганов Г.А. Верность. — М.: Мол. гвардия, 200З. — 444с.: ил.- 7000экз. 7000экз.

Книга лидера коммунистов России Г.А. Зюганова, написанная в 2001-2003гг., представляет собой воспоминания и размышления автора о собственном жизненном пути и опыте человека, политика. Это — документальный срез эпохи, ее социальных настроений, исторических потрясений и морального выбора. Вместе с тем это глубоко эмоциональное и искреннее повествование человека, который убежден, «что в нынешней критической ситуации только открытый и предельно честный диалог между представителями самых разных, порой полярных точек зрения может заложить прочную основу для одоления смуты и воссоздания Великой России».

Г.А. Зюганов рассказывает о наиболее важных своих встречах на жизненном пути, которые оказали решающее влияние на формирование нравственной и гражданской позиции, на выбор научно выверенной партийной программы, на поиски практических политических решений.

"Я писал о пережитом, о себе, о своей семье, об окружающих меня людях, друзьях и недругах, стремясь со всей искренностью показать, что меня, как и большинство моих соотечественников, невозможно ни в радостях, ни в беде оторвать от России и ее истории, от того времени, в котором нам выпало жить».

Книга документирована стенографическими материалами деятельности Государственной Думы, отражающими сложную политическую борьбу, дающими возможность увидеть реальную политическую сцену и узнать характеры ее игроков.

Завершая повествование, автор не стремится делать окончательные выводы или подводить итоги. Он ставит главные вопросы, на которые, с его точки зрения, человечество должно ответить в ХХI в. Обречен ли трудящийся человек превратиться в придаток глобальных информационных сетей? Идем ли мы к рабскому подчинению труда капиталом или к освобождению труда, превращению его в творческую, жизненную потребность? Идем ли мы к установлению над миром олигархической диктатуры узкого круга лиц или к демократическому взаимодействию и сотрудничеству суверенных стран и народов? Именно здесь, уверен Г.А. Зюганов, на почве жизненно важных вопросов и разворачивается сегодня общемировая политическая и духовная битва.

37.Термидор: Ст. 1992-2001. / Д. Шушарин, К.Кобрин, Н.Плотников, М.Колеров, П.Черноморский. — М.: Модест Колеров: «Три квадрата", 2002. — 144с. — (Труды и дни).

Сборник публицистических материалов, в фокусе которых — феномен «политического».

Мысль, на которую нанизывает свои наблюдения и суждения о современной политике в статье «Смерть политического» Модест Колеров, проста: когда мы говорим о «смерти политического» в нашем обществе (в данном случае «политическое» как «соревнование интересов»), «снижении гражданских чувств", «равнодушии общества» (а говорение об этом стало повсеместным), мы не туда смотрим и не там имеем эти проявления политического. Он считает, что те, кто констатирует ослабление гражданского темперамента в обществе, лукавят, потому что обращаются к тем сферам общественной жизни, откуда нельзя ждать политической воли: «Они почему-то не хотят признать, что и для власти теперь профессионально прозрачны и методы информационных наездов, и заказушная природа крупнейших национальных СМИ, по прейскуранту торгующих «общественным мнением» в упаковке желтого примитива (ярчайший пример — желтый гигант «Комсомольская правда»). Они почему-то забыли (хотя по-прежнему прекрасно понимают), что сколько-нибудь самопроизвольного воздействия общественности через СМИ почти не было даже в медовую эпоху межолигархических и информационных войн 1996-1998 годов… Гражданственными реками вытекают публицистические слезы о слабом развитии отечественной партийности. При этом кому, как не серьезным людям, хорошо знающим цены на самые высокие места в партийных списках, депутатские запросы, судебные решения, «беспристрастность» избиркомов и т.п., очевидно, что настоящая политическая партия, с реальным членством (свыше 300 тыс. человек) и партийной жизнью, в России одна — КПРФ. Все остальные — лишь формы частного бизнеса: ЗАО «Яблоко", ООО «Союз правых сил", Некоммерческое партнерство «Единая Россия"…

Более того, Колеров признает, что «современная верховная власть в России, заслонившись «судьбоносностью» от шкурной повседневности, не служит и не может служить прямой выгоде масс. Не создает, не терпит настоящей партийности, выходящей за рамки вполне прагматического манипулирования законодательным процессом… Одним словом, не любит политики».

Главную причину ослабления «политического» автор видит не в происках власти, поступающей сообразно своей природе, но в отказе от идеологической и политической работы как раз тех, кто сетует на смерть «политического» и молча соглашается с заменой необходимого для движения вперед «внятного культурно-исторического пафоса» пафосом «возвращения» (см. статью «Лоббизм, паркетный сговор или просто продажа»).

Д.Шушарин в статье «Discipula vitae» говорит о необходимости адекватного языкового воплощения нового историзма. Для этого, полагает он, нужно пробиться через обломки тоталитарного лексикона и словесную пустоту масскульта. А главное — должен появиться носитель нового языка. В обществе же, уверен Шушарин, пока происходят процессы, не благоприятствующие возникновению системы интегрирующих ценностей.

К.Кобрин в статье «Культурная революция в провинции» попытался объективно исследовать нынешнее состояние российской системы высшего (по большей части — гуманитарного) образования.

Н.Плотников в статье «Философия для внутреннего употребления» размышляет о дисциплине «история русской философии». Автор полагает, что для написания другой — критической — истории философии необходимо искать современный немифологизированный язык для артикулирования проблем с идентичностью.

П.Черноморский в статье «Когда наступит Жерминаль: в ожидании новой русской левой» предсказывает, что в ближайшие годы интерес левого интеллектуального Запада к России будет только увеличиваться. Для Запада, считает П.Черноморский, а следовательно и для всего мира Россия — абсолютно левая страна. Самосознание большинства русских, уверен автор статьи, тоже лежит в левой плоскости, хотя эта левизна и представляет собой «странный компот из патернализма, сильной армии, ненависти к крупному капиталу и требований полных социальных гарантий».

наверх

Алфавитный указатель авторов и заглавий

Альтерглобализм: теория и практика «антиглобалистского движения"    10

Апостолов А.Г. Как продать ближнего    34

Арон Р. Мемуары    22

Артемов Г.П. Политическая социология    11

Библиотека Единой России    35

Блэк С. Паблик Рилейшнз    20

Васютин Ю.С. Регион как субъект политической власти    1

Вебер М. Политические работы (1895-1919)    23

Глобализация: человеческое измерение    12

Глобалистика    13

Голосов Г.В. Сравнительная политология    9

Грей Дж. Поминки по Просвещению    24

Зюганов Г.А. Верность    36

Империя пространства    14

Классика геополитики    25

Козырев Г.И. Политология    2

Кольев А.Н. Политическая мифология    3

Коэн Дж. Л. Гражданское общество и политическая теория    4

Маркузе Г. Эрос и цивилизация. Одномерный человек    5

Пирогов Г.Г. Глобализация и цивилизационное многообразие мира. Ч. 1. Россия и Запад в процессе глобализации    15

Пирогов Г.Г. Глобализация и цивилизационное многообразие мира. Ч. 2. Глобализм и судьба японской цивилизации    16

Политическая наука. Национализм — новейшие исследования    6

Понятие государства в четырех языках    7

Постзападная цивилизация. Либерализм: прошлое, настоящее и будущее    26

Психология восприятия власти    17

Российские стратегические исследования    31

Россия в условиях трансформаций    32

Стиглиц Дж. Ю. Глобализация: тревожные тенденции    18

Термидор    37

Толстых В.И.    33

Хантингтон С. Столкновение цивилизаций    27

Хенслоу Ф. Практическое руководство по паблик рилейшнз    21

Шаклеина Т.А. Россия и США в новом мировом порядке    32

Шейнов В.П. Психология власти    19

Шпенглер О. Пессимизм?    29

Шпенглер О. Пруссачество и социализм    30

Эллюль Ж. Политическая иллюзия     8

наверх

Во время посещения данного сайта на Ваш компьютер, телефон или иное устройство могут быть временно загружены файлы Cookie — небольшие фрагменты данных, обеспечивающие более эффективную работу сайта. Продолжая использование данного сайта, вы соглашаетесь с приёмом файлов cookie.
Подтверждаю ознакомление и согласие